Прорыв в лечении рака почки

Диагностика

Благодаря современной диагностической базе, специалисты израильских клиник имеют возможность выявить угрожающие изменения тканей почки уже на первой стадии, а значит, лечение пациента начинается в самые ранние сроки, значительно повышая его шансы на выздоровление.

Диагностические процедуры при подозрении на онкологию почки:

  • Консультативный осмотр специалиста (нефролога-онколога) с анализом предоставленных пациентом медицинских документов с назначением необходимых дополнительных, а также повторных (при сомнительных результатах предыдущих исследованй) обследований;
  • УЗ-диагностика:
  • почек с допплерографией для оценки поражения окружающих тканей, сосудов, нервов;
  • ОБП (желудок, печень, желчный пузырь, поджелудочная железа), а также забрюшинного пространства (надпочечники, селезенка) и малого таза (мочевой пузырь, простата у мужчин либо матка с придатками у женщин) с ревизионной целью (на предмет отсутствия/наличия опухолевых очагов).
  • Современная лучевая диагностика (КТ, ПЭТ КТ, МРТ). Используется для подробного исследования опухоли – ее характера, размеров, глубины прорастания в ткани почки, а также для выявления очагов метастазирования.
  • Радиоизотопное сканирование с экскреторной урографией и ангиографией почечных сосудов. Позволяет уточнить степень функционального нарушения в работе почек.
  • Сцинтиграфия костей и рентгенография легких и бронхов. Проводятся с целью обнаружения отдаленных метастатических очагов.
  • Пунктирование почки с целью взятия биопсии. Позволяет определить качественный характер опухоли, что имеет основополагающее значение в разработке лечебных стратегий.
  • Комплексная лабораторная диагностика.
  • Повторная консультация нефролога-онколога, на которой анализируются полученные результаты и разрабатывается индивидуально ориентированная программа лечения.

В заключение следует добавить, что у 30% пациентов, приехавших из стран СНГ с подозрением на рак почки, диагноз не подтверждается.

Факторы риска рака почки:

  • все категории вредных привычек, включая злоупотребление алкоголем, курением, жирной, соленой, жаренной пищей;
  • вредные производственные факторы (смолы, химические яды, соли тяжелых металлов и т.д.);
  • хронические заболевания почек, ожирение, метаболический синдром и другие системные болезни;
  • длительный бесконтрольный прием мочегонных лекарств.

Риск возникновения рака почки возрастает при сочетании двух и более опасных факторов. В мужской гендерной группе рак почки встречается вдвое чаще, чем в женской.

Перспективный путь

Прорыв в лечении рака почки

В течение последних 30 лет в области лечения распространённого рака мочевого пузыря в отличие от многих других онкологических заболеваний, где что ни год – появляются инновационные препараты, не происходило ничего нового. Стандартные схемы лечения больным либо не подходили, либо не приносили желаемого эффекта.

Помимо своей высокой эффективности иммунотерапия привлекательна и своей безопасностью, и хорошей переносимостью. Суть её вот в чём. Наша иммунная система способна распознавать и разрушать патологические клетки, не давая им бесконтрольно размножаться. Однако раковые клетки умеют «обманывать» иммунитет, становясь невидимыми для T‑лимфоцитов – основных участников иммунного ответа.

Подавить эту способность и вызвать закономерный иммунный ответ на опухоль, активировав процесс её уничтожения, и помогают иммуноонкологические препараты. С их помощью можно бороться с такими трудно поддающимися лечению опухолями, как меланома, немелкоклеточный рак лёгкого, почечно-клеточный рак и, наконец, рак мочевого пузыря.

Хотя в иммуноонкологии пока много белых пятен и нерешённых задач, уже очевидно, что это очень перспективный путь развития в лечении разных видов онкологии. В частности, этот метод показал отличные результаты в терапии распространённых форм рака мочевого пузыря. Впрочем, это лечение может быть применимо и для начальных стадий болезни, при которых иммунотерапия могла бы заменить собой более токсичную и плохо переносимую «химию».

ПОДРОБНОСТИ:   Видатокс – эффективное средство от рака или бесполезная трата денег?

Лечение рака почек в Израиле

Хирургическое и радиохирургическое

Проводится с применением высоких медицинских технологий, прогрессивной хирургической техники, включая робот-ассистированные оперирующие системы «Да-Винчи», нано- и кибер-нож и т.д.

Суперсовременное хирургическое оснащение и бесспорный опыт израильских врачей-онкохирургов обеспечивают высокую эффективность хирургического лечения при раке почки, снижают операционные риски и позволяют пациентам быстро восстанавливаться после проведенных операций. В числе прочих проводятся:

  • Радикальное вмешательство – нефрэктомия (с удалением прилегающей к почке жировой ткани и надпочечника).
  • Органосохраняющая операция – резекция только самой опухоли с максимальным сохранением почки. Такие операции возможны при хорошо локализованных опухолях малого размера.
  • Радиочастотная абляция – фокусированное воздействие на опухоль с целью ее разрушения.

В ходе операций при раке почки израильские хирурги-онкологи используют совершенную эндоскопическую технику и малоинвазивные методы, максимально сохраняя здоровые ткани. При этом пораженная ткань удаляется максимально полно, с прилегающими структурами, что снижает риск рецидивирования и улучшает прогноз.

Консервативное

Консервативная терапия при раке почки направлена на сохранение здоровья и качества жизни пациента. Это достигается снижением побочных эффектов консервативного лечения за счет использования противораковых средств последнего поколения и поддерживающей биологической терапии. Консервативные методы подключаются к лечению рака почки либо до операции, чтобы локализовать опухоль и уменьшить ее в размерах, либо после операции с целью уничтожения единичных раковых клеток в опухолевом очаге и предотвращения рецидивов. В числе консервативных методов применяются:

  • Методы лучевой терапии на новейшем оборудовании с режимами работы SBRT (Stereotactic Body Radiotherapy) IGRT, RapidArc®, IMRT, которые позволяют сфокусировать волновой пучок на опухоли, не задевая при воздействии окружающую здоровую ткань.
  • Химиотерапия – второй стандарт консервативного лечения рака. В лечении используются современные химиотерапевтические средства и защитная «терапия прикрытия», снижающая агрессивное влияние химиопрепаратов на организм.
  • Таргетинг – метод, направленный на подавление раковой активности в очаге и метастазированию опухоли.
  • Виротерапия – применение специального антиракового вируса, растворяющего опухолевые клетки.
  • Усиление собственной иммунной защиты – иммунотерапия.
  • Криоабляция или абляция опухоли ультразвуком.

Важно помнить: чем быстрее начинается лечение, тем выше шансы на сохранение жизни и восстановление здоровья.

Сложности иммунотерапии

Чувствительность рака почки к химиотерапии и лучевой терапии крайне низка, поэтому долгое время при появлении метастазов заболевание считалось неизлечимым. С 80-х годов XX века в практику вошла иммунотерапия на основании интерферона-α и/или интерлейкина-2. Этот метод оставался единственной возможностью лечения, хотя и его назвать эффективным нельзя — не более чем у 20% пациентов заболевание как-то реагировало на многочасовые инфузии (капельницы) с многочисленными побочными эффектами.

ПОДРОБНОСТИ:   Фитотерапия в онкологии: алоэ и лечение рака

В 2004 году Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов США (Food and Drug Administration, FDA) назвало появление препаратов, подавляющих формирование кровеносных сосудов новым видом лечения[4], который и обозначил новую эру в лечении рака почки [5].

То, что такая эра наступит, было предсказано. «Если этот процесс [ангиогенез — прим. авт.] повернуть вспять, то опухоль должна остаться крошечной и клинически незаметной…», — предположил Джуда Фолкман еще в 1971 г., когда впервые заявил, что опухоли самостоятельно (!) вырабатывают некие молекулы (tumor angiogenesis factors, TAF), благодаря которым и «обрастают» собственными кровеносными сосудами.

Благодаря тому, что рак почки отличается от других опухолей именно рекордным количеством сосудов, то и «противораковая концепция» Фолкмана остается основой системного лечения и признана так называемым стандартом первой линии — то есть она назначается в первую очередь.

Когда же опухоль перестает реагировать на терапию первой линии, то лечение направляется на подавление мишени рапамицина (mammalian target of rapamycin, mTOR), которая регулирует клеточный рост и апоптоз. Но и оно в сравнении с плацебо дает преимущество в выживаемости без прогрессирования всего 3 мес. [6]!

Однако в текущем году эверолимус уступил свои позиции — теперь стандартом лечения во второй линии признана иммунотерапия. Но не такая, с которой начиналась попытка лечить рак почки, а принципиально новая — направленная на тонкое и чуткое моделирование естественной противораковой защиты организма. Препарат, о котором пойдет речь далее, называется ниволумаб.

Он «обезоруживает опухоль» и восстанавливает естественные механизмы иммунной защиты от онкологических заболеваний . В России уже идет процесс регистрации ниволумаба для лечения меланомы, с 2016 года он вошел в рекомендации мировых профессиональных сообществ по лечению метастазирующего рака почки [7].

Сейчас ясно, что большинство людей живет с микроскопическими опухолями, которые равновесно пролиферируют и подвергаются апоптозу. «При посмертном вскрытии почти у всех людей 50–70 лет обнаруживаются микроскопические опухоли щитовидной железы, но только у 0,1% пациентов этой возрастной группы диагностируется рак», — отмечает Фолкман [12].

Большинство из нас живут с опухолями различных органов, но без каких-либо признаков болезни. И один из механизмов, посредством которого рак убивает, — это ускользание от иммунитета.

Если говорить конкретно о раке почки, то наиболее красноречивым и «житейским» доказательством того, что иммунитет борется с опухолью, являются случаи трансплантации почки с микроскопическими опухолями. У реципиентов в силу иммуносупресии эти случайно занесенные опухоли чрезвычайно быстро растут. И хотя такие ситуации крайне редки, но в случае метастазирования лечить пациента можно именно отменой иммунной супрессии — в практике Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина описан случай полного исчезновения метастазов только благодаря отмене иммунной супрессии [13].

Поэтому блокада сигнальных путей, которые помогают опухоли прятаться [8], — это и есть современная иммунотерапия, в корне отличающаяся от массированного стимулирования интерферонами и/или интерлейкинами, описанного выше.

И хотя идея разрабатывать противораковые вакцины была предложена еще Уильямом Коли более 100 лет назад [14], серьезные попытки «приручить» иммунитет начались лишь в 1990-х, когда был открыт белок B7 и его рецептор CTLA-4 (cytotoxic T-lymphocyte-associated protein 4 — белок, ассоциированный с цитотоксическими Т-лимфоцитами), тогда ученые начали «прощупывать» потенциал иммунной системы. Несколько позднее были открыты рецептор программированной гибели (programmed death receptor, PD-1) и его лиганд — PD-L1.

ПОДРОБНОСТИ:   Лечение рака народными средствами - 30 рецептов!

Всего пару лет назад о препаратах, прерывающих взаимодействия между этими рецепторами и их лигандами говорили в будущем времени [8]. Теперь они одобрены FDA для лечения злокачественных опухолей: ипилимумаб (ингибитор CTLA-4) показан при диссеминированной меланоме, а пембролизумаб (ингибитор PD-1) — для терапии немелкоклеточного рака легкого.

Каков механизм действия ниволумаба? Он связывается с PD-1-рецептором на поверхности T-клеток. В отсутствии ниволумаба PD-1-рецептор взаимодействует со своим лигандом — PD-L1, что приводит к снижению темпов пролиферации T-лимфоцитов, продукции цитокинов и цитотоксической активности. Однако в присутствии ниволумаба взаимодействия не происходит, иммунные реакции не подавляются, и T-лимфоциты вступают в борьбу с опухолевыми клетками (рис. 1).

На ежегодном конгрессе Европейского общества медицинской онкологии (ESMO) в 2015 г. было отмечено преимущество ниволумаба по сравнению с эверолимусом: медиана общей выживаемости (ОВ) составила 25 и 19,6 мес. соответственно. Более того, при применении ниволумаба регресс болезни наблюдался в пять раз чаще!

В январе 2016 года на конгрессе Американского общества клинической онкологии (ASCO) представлены обновленные данные CheckMate 025 [16]. Помимо подтверждения преимущества ниволумаба в общей популяции больных, показана необходимость его применении у пациентов с неблагоприятным прогнозом: общая выживаемость выше в два раза, чем при применении эверолимуса.

«Тот факт, что ниволумаб оказался особенно эффективен в группе пациентов с неблагоприятным прогнозом, заслуживает особого внимания», — замечает Роберт Мотзер, профессор Мемориального онкологического центра им. Слоуна-Кеттеринга (MKSCC). «При продолжении наблюдения и получении более „зрелых“ данных мы предполагаем еще большее расхождение кривых в пользу ниволумаба», — добавляет он, представляя доклад на конгрессе ASCO [17].

Прорыв в лечении рака почки

«Есть пациенты, которые были полностью излечены, — рассказывает автору статьи Бернард Эскудиер, соавтор CheckMate 025 [16], после которого ниволумаб получил одобрение FDA. —Что делать с ними, мы пока не знаем: с одной стороны, можно прекратить лечение, с другой — неизвестно, не лучше ли продолжить…

Пока что, как отметил Эскудиер, имея возможность оставлять этих пациентов в протоколе клинических исследований, врачи предпочитают не останавливать лечение. В целом же применение ингибиторов чекпоинтов может поставить врача в тупик, и к этому надо быть готовым — не все «привычное» одинаково справедливо для иммунотерапии.

В литературе описаны случаи полного ответа, длившегося более двух лет после прекращения лечения ниволумабом [22]. Так же врачи могут наблюдать отсроченный терапевтический эффект после кажущегося прогрессирования заболевания.

Интересно и то, что, в отличие от меланомы, при раке почки эффективность лечения не связана с экспрессией PD-L1. «Мы и раньше знали, что повышенная экспрессия PD-L1 характерна для более агрессивных форм мПКР, но все-таки было несколько неожиданным отсутствие связи с эффективностью лечения», — отмечает профессор Эскудиер в интервью автору статьи.

Он обращает внимание, что причина может быть в том, что уровень лиганда — не постоянная величина, зависящая от количества и активности иммунных клеток в микроокружении опухоли. Более того, при распространенном процессе уровень PD-L1 может существенно разниться в зависимости от места взятия биопсии.

Стоит также отметить, что уровень лиганда определяется иммуногистохимическими методами: отличия антител и разница в техниках окраски приводят к тому, что заключения двух исследователей по одной и той же ткани могут существенно различаться [23]. Поэтому поиски предикторов ответа на иммунотерапию продолжаются.

You May Also Like

Adblock detector