Где лучше лечить рак шейки матки? Booking Health

Где лучше лечить рак легких?

— Илья Алексеевич, давайте начнем вот с какого вопроса: ото всех, кто в последние годы высказывался по теме онкологии, слышу, что у нас, в принципе, все лечат. Да, менее комфортно, но вполне на мировом уровне. И только вы говорите, что рак лучше ехать лечить за границу. Что не так?

— Давайте уточним: я говорю, что иногда это имеет смысл. То есть, если нет финансовой проблемы, то лечиться лучше за границей. Единственное – там надо не просто лечиться, а лечиться по полному циклу. Нельзя съездить за границу, прооперироваться, и рассчитывать, что оставшийся цикл лечения (химиотерапия, лучи или еще что-то) будет проведен в соответствии с изначальным замыслом лечащего доктора.

у нас есть все запчасти, чтобы собрать автомобиль. Не думаю, что при этом собранное на Волжском автозаводе и в корпорации «Тойота» будет равнозначно – все равно контроль качества будет страдать.

У нас есть очень хорошие специалисты – это правда. Но выстроить из них цепочку во всех учреждениях не удается.

А онкологический пациент – это человек, которого лечит целый набор врачей – хирургический онколог, радиоционный, химиотерапевт, диагносты, рентгенологи, и очень важно выстроить грамотную преемственность, единое понимание как лечить.

Где лучше лечить рак шейки матки? Booking Health

Даже в очень хорошем онкологическом центре высока вероятность, что без контроля качества всей цепочки – а контроль у нас отсутствует даже для отдельных звеньев, — пациент рано или поздно наткнется на какой-нибудь косяк.

— Насколько у нас вообще работает первичная диагностика? Ну, нашли у человека затемнение в легких, ну, глушат его антибиотиками, ну, держится температура – полгода, восемь месяцев… А потом там лимфома уже с метастазами.

— Вот в первом же звене этой цепочки доктор должен был оценить риск рака у пациента и провести правильную дифференциальную диагностику. Это реально получить у нас где угодно, при том условии, что вы наткнетесь на хорошего специалиста. Но гарантировать этого вам никто не может, потому что в специалистах у нас не разбираются даже сами врачи.

У пациента нет ни одного реального инструмента для контроля качества врача. Все эти сайты со множеством отзывов – глупость. Ну, нахамил доктор больному, или не нахамил, или тому показалось, что нахамил. Или, наоборот, был очень хорош с точки зрения общения, но с точки зрения лечения – никакой.

Пациент же не видит свою операцию, а если и увидит – ничего там не поймет. То есть он судит о враче, максимум, по отзывам других пациентов. А те могут делать выводы со своими искажениями.

Во всем мире возможности для оценки доктора пациентами нет, но такая методика есть у других докторов.

где лучше лечение рака

Та саморегуляция, о которой говорит Рошаль, если она будет поставлена на научную основу, если будут разработаны метрики, способы оценки, которыми будет измеряться работа конкретного доктора, — это и есть инструмент оценки. Сейчас его нет.

— Насколько вообще хороша у нас обеспеченность онкологами?

— В стационарах все вроде относительно неплохо, а вот амбулаторных онкологов – крайне не хватает.

Амбулаторная онкология в России мало развита – у нас, например, нет инфузионных центров, где можно комфортно рядом с домом получить химиотерапию – приходится капать ее в онкодиспансере или ложиться в стационар.

У нас нет развитых районных отделений, где можно сделать полный цикл диагностики перед госпитализацией – чтобы там при подозрении на рак можно было сделать эндоскопию, биопсию…

Огромное количество вещей в онкологии можно делать амбулаторно – предоперационная диагностика, верификация, стадирование диагноза. Конечно, некоторые вещи нельзя – вот торакоскопию (эндоскопическое исследование — прим. Ред.) амбулаторно делать нехорошо, но какую-нибудь биопсию молочной железы или кожи – вообще без проблем. А у нас все это делают в стационаре. Это жуткий перерасход средств.

Лечение рака шейки матки за рубежом

Московская оптимизация, которую все клянут, на самом деле – не такая уж плохая, коек в стационарах у нас действительно слишком много. Просто реформу начали не с той стороны: нужно было сначала выстроить качественную амбулаторную помощь, и только потом сокращать стационары.

— В лечении рака сверхважен фактор времени. Насколько необходимость на все процедуры ложиться в стационар тормозит пациента?

— В лечении рака важен вопрос маршрутизации. Как в идеале должен строиться маршрут?

Вот пациент плохо себя почувствовал, пошел на прием, а доктор заподозрил у него рак. Это может быть любой врач первого контакта – терапевт, хирург, гинеколог, семейный врач, врач общей практики… Допустим, больной пришел с ангиной – а там подозрение на рак, или гинеколог при осмотре увидел опухоль молочной железы…

Дальше врач должен направить пациента в районное онкологическое отделение, где его полностью обследуют, исключат этот диагноз, если его нет. Если подозрения подтверждаются, дальше необходимо диагноз верифицировать – то есть, если возможно, выполнить биопсию (в большинстве случаев это можно сделать амбулаторно, правда, у районных онкологов для этого, как правило, нет ни квалификации, ни соответствующего оборудования).

Затем, если диагноз подтверждается, больного начинают готовить к госпитализации. В консультативной поликлинике должен быть проведен консилиум про то, с чего вообще начинать лечение – с химиотерапии, с операции или чего-то еще.

Допустим, решили начать с химии. Пациент возвращается в свой амбулаторный центр, хорошо оборудованный, чистый и красивый, и ему там делают химию. После химиотерапии, например, пациент уходит на операцию.

Его кладут в стационар, оперируют, потом он снова возвращается в свой амбулаторный центр. При необходимости его готовят к лучевой терапии и прочее, и прочее.

То есть координационным центром всех маршрутов пациента должно быть районное онкологическое отделение. Которого, в большинстве случаев тупо нет…

Впрочем, у некоторых пациентов так и получается, но у очень небольшого числа.

В реальности путь российского онкологического больного – это метания привидения. Он может сам заподозрить у себя что-то неладное. Пойти сразу в специализированный областной центр, отстоять дикую очередь. Там ему нахамят: «Чего пришел? Сначала выполни вот то и то».

Потом он уходит в районную поликлинику, там ему делают Бог знает что, Бог знает на чем. Возвращается в стационар, там говорят – мы не доверяем этому, переделывай! Он теряет огромное количество времени, потому что он каждый раз чего-то ждет…

— А потом в каком-нибудь краевом центре ему делают два курса химиотерапии, выясняется, что опухоль резистентна, и он еще несколько месяцев ждет квоту в федеральный центр, потому что по адресу-то его, в общем, отправили, но там нет мест. И до федерального центра пациент доходит уже тогда, когда опухоль спрогрессировала. И все исследования надо делать заново.

— В Санкт-Петербурге ровно то, что вы описываете было еще недавно.

В итоге сейчас в Питере уже внедрили электронную систему ГРКМ – «Городской реестр карт маршрутизации». Это позволяет, если у человека появилось подозрение на рак, включить его в систему так, что дальше на рабочем столе координатора видно, где пациент, и что с ним происходит.

Дальше на маршруте пациент не может быть не отмечен, и очень хорошо видно, где именно в этой системе развиваются пробки. Сейчас больше половины питерских пациентов маршрутизируются через эту систему, она развивается, и думаю, к концу года, так будут маршрутизироваться все.

А в Москве есть система ЕМИАС, которая позволяет делать не только то же самое, но и намного больше. Очень умная штука, мне довелось увидеть ее изнутри в рамках экскурсии, и мне очень понравилось. Сейчас и в Москве будет налаживаться маршрутизация – работа над этим идет конкретная.

На сегодня, отечественное лечение онкологии в Москве поставлено на высоком уровне квалифицированной помощи. Таким онкологическим центром Москвы считается клиника «Медицина». Она занимает первое место в России по диагностике и лечению раковой патологии. Также, мощным диагностическим центром онкологии в Москве считается ЦОД «София».

К сожалению, отечественная медицина, даже в лучших ее онкологических клиниках Москвы, пока еще не может сравниться по качеству лечения опухолей с общепризнанными лидерами, поэтому лечение рака желудка в Израиле или в Германии, наиболее предпочтительный вариант, при условии, что на это есть средства.

Выбирая лечение рака желудка в Израиле, вы гарантировано получаете возможность провести тщательнейшую диагностику на самом современном оборудовании – КТ и МРТ, ПЭТ-КТ и объемное исследование ультразвуком. В распоряжении клиники обязательно будет гамма-нож, нано-нож, передовая система Рапид Арк и многое другое, необходимое для проведения процедур и операций любой сложности.

Немаловажный фактор в пользу выбора лечения в клиниках Израиля – безвизовый режим, позволяющий относительно легко попасть на его территорию, а это довольно существенный фактор, поскольку чем раньше начинать лечение, тем более шансов на благоприятный прогноз.

ПОДРОБНОСТИ:   Лечение рака молочной железы содой рецепт

Еще один плюс в пользу решения принять лечение рака желудка в Израиле – структура организации медицинских клиник. Они сгруппированы в крупные комплексы с обширной специализацией, что позволяет на одном месте получить любую необходимую медицинскую помощь.

Еще одна популярная страна для медицинского туризма – Германия. Это признанный лидер на европейском пространстве, поэтому лечение рака желудка в Германии – оправданный выбор, но только при условии отсутствия проблем с визой и при наличии вполне солидных материальных возможностях. Лечение рака желудка в Германии может стоить значительно дороже чем в Израиле, особенно если это известная и популярная клиника.

Диагностика

Стоимость лечения от рака в России и за границей

Химиотерапия дома не помогает

Если вам не помогает химиотерапия в клинике на родине, возможно, вам неправильно определили тип раковых клеток, вследствие чего неправильно подобрали препарат для химиотерапии. За границей проведут точную диагностику и гистологический анализ, чтобы подобрать эффективное лечение.

Сохранить легкое, если рак на начальных стадиях

За границей проще найти хирурга, который проведет органосохраняющую операцию при раке легких 1-2 стадии. В СНГ вы можете потерять время на поиски возможности сохранить легкое, и такая операция уже не будет возможна.

Лечение рака с метастазами в легких и печени

Если опухоль дает метастазы в соседние органы, в СНГ ее уже не лечат: пациенту назначают паллиативную (поддерживающую) терапию. За границей есть доктора, которые практикуют удаление метастазов без потери функции органов.

Щадящая операция

Операцию на легких за границей делают методом ВАТС — через несколько разрезов по 2,5 см. Время восстановления после такой операции сокращается в 2 раза. Этот вариант особенно подходит пожилым людям, для которых хирургическое вмешательство — большой удар по организму.

Получить бесплатную консультацию

В России рак для заболевших это катастрофа, почти треть онкобольных умирают в течение первого года после обнаружения опухоли, еще треть в течение двух лет. Шанс на выживание имеют в основном те, у кого рак выявлен на стадии T1,N0,M0. В странах с высокоразвитой медициной рак также не тот диагноз, который люди слышат без страха, но все чаще его воспринимают, как хроническое заболевание, с которым иногда живут илет, рожают детей, работают.

Например, средняя продолжительность жизни пациенток с метастатическим раком груди в России 2 года, в Израиле – 11 лет.

Смертность от рака в России занимает 15% от всех случаев смерти людей.

Общий риск умереть от рака в России составляет 60%, в то время, как в Великобритании 40%, в США 33%, в Израиле 28,1%.

Соотношение смертности к заболеваемости раком, которое является косвенным уровнем выживаемости, в России выше для мужчин, чем у женщин (0,72 и 0,49). Это выше, чем у мужчин в США (0,36) и Европе (0,44).

В докладе анализируются причины такого состояния российской онкологии. Одна из них – сильные экономические диспропорции регионов и населения, которые названы даже экстремальными. Люди, живущие на периферии, ограничены в доступе к качественной онкологической помощи. Определенные усилия были сделаны по созданию современных онкоцентров в Москве и Санкт-Петербурге, где проживает лишь 12% населения.

Все это привело к тому, что лечение рака за рубежом эффективнее, чем в России, в несколько раз.

Поэтому те россияне, которые могут себе это позволить, едут лечиться за границу, в том числе и те, кто громче всех кричит, что это непатриотично. По данным российских СМИ, около 25% больных предпринимают лечение рака за рубежом.

Для лечения онкологии за границей едут те, кто принципиально не хочет иметь дело с отечественной медициной, те, кто устал от долгого и безуспешного лечения на родине, а также те, кому просто отказали в лечении из-за запущенности болезни или отсутствия опыта лечения определенного заболевания. За это нельзя осуждать людей и пенять им на то, что вывозят деньги из страны, те деньги, которые могли бы пойти на пользу отечественной медицине.

«Я приехала сюда в слезах и соплях, но тут увидела другое отношение к этой болезни. На химиотерапии познакомилась с женщинами, которые живут с раком уже полет. Я сразу успокоилась».

Марина, мама Егора о лечении нефробластомы в Германии и России

У ребенка в 5 лет часто стал болеть живот, дома мы обратились к участковому педиатру и на УЗИ врачи увидели опухоль на правой почке. Сразу стало понятно, что речь идет об онкологии. Из местной больницы нас сразу направили в областную. Здесь опухоль вырезали и отправили на гистологию в Москву, после чего поставили диагноз – нефробластома, 1 стадии, с невысокой степенью злокачественности.

В центре им. Блохина мы прошли полное сканирование организма, на котором не обнаружили плохих клеток, то есть матастазов, и нам сказали ехать домой. Но спустя два месяца, когда мы приехали на контрольное обследование, то такое же сканирование обнаружило, что раковые клетки есть, но при биопсии они не были обнаружены, и нам снова сказали ехать домой.

Дома нам сделали новую операцию, квоты на которую мы ждали уже месяц. Гистология опухоли показала, что нефробластома уже 4 стадии, и нам сказали, что больше ничем помочь не могут, жесткая химия ребенку навредит, назначили какие-то таблетки и паллиативный уход.

После этого мы решили искать клиники, которые занимаются лечением рака за рубежом, нас согласились принять в Германии. Лечение стоило очень дорого, но деньги нам помогли собрать в Русфонде. В Минздрав тоже обращались, но нам сказали, что нужно ждать аж три месяца, которых у нас уже не было. В Германии обследование началось уже на следующий день после приезда.

Врач подробно рассказал, что он собирается делать, а после того, как рак отступит, он посоветовал сделать пересадку костного мозга. В России про пересадку даже не поднимали вопрос. В Берлине мы с врачом виделись каждый день, он очень переживал за детей, как за своих. Он подробно все рассказывал, отвечал на все вопросы.

В российских клиниках такого общения с врачом не было. После лечения метастазы исчезли. Мы прошли химиотерапию шесть курсов, MIGB – терапию, потом лечение новым препаратом Топотекан, после чего была проведена аутотрансплантация костного мозга. Лечились мы около года, и сегодня приезжаем в Германию на проверки.

Я бы очень хотела лечить ребенка дома, у меня нет предубеждения против наших врачей, но при имеющихся условиях они ничего не могли сделать.В ходе лечения я сталкивалась с очень многими людьми, которые планируют пройти лечение онкологии за границей, но не у всех хватает настойчивости, денег, веры в то, что там помогут.

Даниил Юсупов о лечении остеосаркомы в Израиле и России

В 18 лет я ударился ногой при падении. Через три года нога стала болеть, но в местной поликлинике ничего серьезного на рентгене не обнаружили. Мы делали рентген несколько раз, но никаких патологий не было выявлено. Какие только диагнозы не ставили, но только не онкология, пока отец не подумал, что повреждение выше места травмы и дело не в колене.

Мы настояли на новом рентгене, и оказалось, что на бедренной кости есть достаточно большая опухоль и давний перелом. Только тогда некоторые врачи сказали, что это онкология, но даже местные профессора настаивали, что это просто последствия перелома, который я перенес на ногах.

В областном ортопедическом центре мне, наконец, сделали КТ, которого у нас в городе не было, и тут уже стало понятно, что это остеосаркома. Потом мне сделали биопсию в московском онкоцентре и поставили диагноз – остеосаркома, 2 стадия, без метастазов. Назначили 6 курсов химиотерапии. После первого курса я чуть не умер.

Химиотерапия в российской больнице была бесплатной, но врач сам сказал, что ее лучше не колоть, потому что не поможет, а пойти купить то, что он выпишет. Деньги нам помогли собрать люди, к которым мы обратились по ТВ и через интернет. Приходилось покупать практически все, вплоть до шприцев. Официальной статистике выживаемости можете не верить, так как мы сами несколько раз видели, как тяжелым больным просто отказывали в лечении. Это происходило на наших глазах очень часто.

Через 3 месяца мы поняли, что нужно из Москвы уезжать, да и сами врачи в неофициальных разговорах советовали лечение рака за рубежом. Но суммы в зарубежных клиниках нам озвучивали слишком большие, и мы стали обращаться в фонды. В конце концов, мы оказались в Израиле. Мне сделали операцию, вырезали часть кости и сустав и вставили эндопротез.

Через месяц я начал ходить, а теперь, спустя полгода даже хорошо бегаю, но немного хромаю. Мы регулярно приезжаем на контроль, и скоро мне нужно будет удлинять протез, так как нога в результате болезни стала короче. Также в Израиле мы слышали о технологии, при которой протез удлиняется сам по сигналу через интернет. В общем, по сравнению с Россией, лечение онкологии за границей – это почти фантастика.

К сожалению, большинство пациентов из России обращаются в зарубежные клиники уже после неправильного и безуспешного лечения на родине. По словам Иосифа Кобзона, в Германию он поехал только тогда, когда в Москве сказали, что осталось ему жить пару месяцев. После лечения рака простаты за рубежом прошло уже 13 лет.

Главные проблемы российской онкологии — слишком позднее выявление болезни, отсутствие нужных лекарств, кадровый дефицит, отставание в техническом плане, коррупция в медучреждениях.

Тем временем за рубежом есть и новейшее оборудование, и опытные специалисты, и действенные препараты. Именно поэтому россияне, которые имеют возможность оплатить более качественное и эффективное лечение за рубежом, безусловно, выбирают иностранные клиники. Но, к сожалению, таких людей меньшинство, а большинство не могут позволить себе подобную роскошь.

ПОДРОБНОСТИ:   Симптомы и лечение 4 стадии рака желудка

Как бы там ни было, но, по информации от бывших пациентов на российских форумах, «стоимость» госпитализации в России — от 30 до нескольких сотен тысяч рублей, операции по удалению рака — от 50 тысяч рублей, медсестрам за хорошее обслуживание платят 3–5 тысяч рублей… Лекарства для лечения в стационаре — таблетки и вакцины — пациенты тоже часто покупают сами. По информации фонда «Общественное мнение» за 2013 год, лекарствами не обеспечены 42% пациентов бюджетных онкоцентров.

Лечиться дома или ехать за границу?

По словам главного онколога Министерства Здравоохранения Российской Федерации М. Давыдова, в стране имеется достаточное количество специализированных онкологических клиник и специалистов-онкологов, поэтому лечение рака в России, а также лечение всех видов опухолевых новообразований проводиться на достойном уровне.

Онкологическая помощь населению является бесплатной, но для проведения оперативного вмешательства пациенту необходимо получить квоту. Такая процедура включает:

  • Лечащий врач составляет выписку с истории болезни, где указывается состояние больного, диагноз, проведенное лечение, результаты обследования.
  • Врачебная комиссия по месту жительства рассматривает данную выписку и через три рабочих дня передает материалы в федеральную медицинскую комиссию.
  • В случае позитивного решения по поводу оказания медицинской помощи человеку, в течение 10 дней пациента госпитализируют.

Если вы заметили у себя симптомы рака или подозреваете злокачественное новообразование, нужно как можно скорее обратиться за компетентной помощью. Но куда идти в первую очередь?

1. Территориальная поликлиника

Прежде всего, нужно обратиться к участковому терапевту или врачу общей практики. Тот, в свою очередь, выслушает ваши жалобы, осмотрит и, если ваши предположения не беспочвенные, даст направление к онкологу. Иногда могут потребоваться дополнительные анализы и осмотр узких специалистов.

Онколог — врач, который занимается диагностикой и лечением злокачественных опухолей, обычно принимает в участковой поликлинике. Онколог проведет осмотр, возможно, назначит дополнительное обследование, а затем, направит в онкодиспансер.

Если такого специалиста нет вообще или он отсутствует временно (на больничном, в отпуске), терапевт сразу дает направление в онкологический диспансер.

3. Городской или областной онкодиспансер

В большинстве случаев становится финальным этапом лечения злокачественных новообразований, где пациенты проходят более точную диагностику, получают лечение: лучевую терапию, химиотерапию или хирургическую операцию и наблюдаются после лечения.

В некоторых случаях, для проведения сложных видов лечения, врачи онкодиспансера направляют пациентов в городские стационары, где оказывается специализированная медицинская помощь по нужным направлениям. Например, в отделение онкогематологии могут направить для лечения злокачественного заболевания крови, в нейрохирургию — при опухоли головного мозга.

Высокотехнологичная медицинская помощь

Это наиболее сложные виды хирургического лечения, которые иногда требуются и при злокачественных новообразованиях. Например, при некоторых видах рака поджелудочной железы, кишечника, нервной системы и др. ВМП оказывается бесплатно, но средства для ее оплаты поступают не из фонда ОМС, а из бюджета. Поэтому оформление ВМП требует больше времени.

Врач передает все необходимые анализы и документы в комиссию по отбору пациентов для оказания ВМП. Комиссия в течение 10 рабочих дней должна принять решение по данному вопросу. При положительном результате в течение 3 рабочих дней вам будет выдан талон на получение ВМП.

Этот талон вместе с документами автоматически пересылается в лечебное учреждение, которое будет дальше заниматься вашим лечением. Там, в течение тех же 10 дней, принимается решение о дате вашей госпитализации.

Кстати, человеку с онкологической патологией показаны ряд бесплатных препаратов из перечня жизненно-необходимых. Другой вопрос в том, что в ряде случаев бесплатный препарат не обладает нужной эффективностью по сравнению с платным аналогом, поэтому человек вынужден покупать дорогостоящее лекарство за свой счет. Кроме того, как мы писали ранее, в связи с кризисом, ряд жизненно важных лекарств может и вовсе пропасть из аптек.

Существуют и другие «подводные камни», с которыми придется столкнуться. Однако то, что описано выше — положено нам по закону. Значит мы имеет право добиваться этого в вышестоящих инстанциях. Если ваши права нарушены, обращайтесь:

  • в страховую компанию, выдавшую вам полис ОМС (телефон указан на полисе) или территориальный фонд обязательного медицинского страхования;
  • в отдел управления здравоохранением вашего города;
  • в Минздравсоцразвития РФ, отдел по защите прав пациентов.

Другие новости ищите на нашем сайте и страницах PDF-журнала.

В настоящее время лечение рака в Израиле, Германии, Швейцарии и других развитых странах предпочитают не только те, кто может себе это позволить материально. Все больше россиян, сталкиваясь с современными реалиями отечественной медицины, понимают, что комфорт и спокойствие больного, а также уверенность в квалификации и профессиональной ответственности врачей, качестве техники и медикаментов намного ценнее более дешевого, но не такого уж бесплатного лечения в России.

В чем же заключаются преимущества лечения рака в Израиле, Германии, Швейцарии и США и чего не хватает отечественной медицине?

Печально это признавать, но преимущества заграничной медицины очевидны:

  • Высокий уровень профилактической работы с населением, что позволяет выявить онкологию на самых ранних стадиях.
  • Точность диагностики: от правильного диагноза зависит успех лечения.
  • Постоянный мониторинг реакции раковой опухоли на действие лекарственных препаратов позволяет онкологам вовремя менять схемы лечения, подбирая более действенные средства, что и обеспечивает в этих странах высокий процент выживаемости онкобольных даже в запущенной стадии.
  • Высочайшая квалификация хирургов-онкологов, которая гарантирует вам максимально щадящее и малотравматичное проведение операции.
  • Слаженная работа высококвалифицированных специалистов самых разных направлений: семейных врачей, диагностов, хирургов, лаборантов, инженеров-технологов, обслуживающего персонала, ученых. Подобный «творческий симбиоз» позволяет онкологам творить настоящие чудеса.
  • Высокое качество лекарственных препаратов, обеспечивающих эффективность лечения: за рубежом предпочитают не пользоваться дженериками (дешевыми аналогами дорогих и качественных лекарств), так как они не гарантируют результат лечения.
  • Неформальное общение врача с пациентом имеет большое значение для последнего: внимательное отношение доктора к своему больному усиливает терапевтический эффект лечения. Кроме того, с онкобольными и их родственниками вплотную работают онкопсихологи, что сводит практически к нулю число самоубийств — обратившийся за помощью понимает, что он не останется со своей проблемой один на один и получит от медицины все самое лучшее.
  • И все же лучшее лечение — это профилактика. Ежегодные осмотры у квалифицированных специалистов, правильное питание и здоровый образ жизни сберегут и здоровье, и деньги.

Тем внимательнее нужно относиться к своему здоровью, если вы находитесь в зоне риска. Речь идет о наследственной предрасположенности к раку или соответствующем возрасте, когда может возникнуть заболевание. Так, женщинам рекомендуется обследоваться на предмет рака груди с 25–30 лет и в обязательном порядке проходить маммографию после 40 лет. У мужчин риск нарушения репродуктивного здоровья начинает выявляться после 35, а особенно — после 40 лет.

Задумайтесь о своем здоровье сейчас! Не бойтесь говорить о раке, даже если вы здоровы. К сожалению, от этого заболевания не застрахован никто, раковые клетки есть у всех, и страшная статистика смертности показывает, что несвоевременная диагностика и лечение могут стать причиной необратимых последствий. Лучше заранее получить максимальные шансы на спасение своей жизни или жизни своих родных.

Лечение рака в России — отзывы

Межрегиональный медицинский центр ранней диагностики и лечения онкологических заболеваний специализируется на лечении онкологических заболеваний с .

Частная клиника лучевой хирургии «Онкостоп» создана на базе ведущего Российского онкологического научного центра им Н.Н. Блохина. В клинике установлена .

Архангельский областной клинический онкологический диспансер занимает ведущее место в диагностике злокачественных новообразований и лечении онкобольных на .

НИИ онкологии имени Н.Н. Петрова является одним из крупнейших лечебно–диагностических центров России. В клинике и научных подразделениях НИИ работают 14 .

ПОНКЦ является первым и единственным в России медицинским молекулярно-генетическим центром полного цикла. Мы рады представить Вам в нашем центре лучшие .

Челябинский областной онкологический диспансер – специализированное лечебно-профилактическое учреждение, в котором оказывают все виды помощи больным с .

Ленинградский областной онкологический диспансер оказывает специализированную медицинскую помощь больным с онкологическими и предопухолевыми .

Европейская клиника — одна из немногих частных специализированных клиник в России, созданная для лечения больных со злокачественными образованиями различной .

Самарский областной клинический онкологический диспансер — это современное лечебное учреждение для оказания специализированной медицинской помощи пациентам с .

Клиника Федерального медицинского биофизического центра имени А. И. Бурназяна оснащена самым современным инновационным медицинским оборудованием, позволяющим .

Тел: ,

Сегодня Республиканская детская клиническая больница, по праву считающаяся флагманом детского здравоохранения Республики Башкортостан, является ведущим .

Клиника «Медицина» — это многопрофильный медицинский центр, включающий поликлинику, стационар, травмпункт, круглосуточную скорую медицинскую помощь, .

ПОДРОБНОСТИ:   Полынь при лечении рака кожи

Центр ядерной медицины при онкологическом диспансере г.Казань оказывает высокотезнологические услуги лечения онкозаболеваний. На вооружении Центра ядерной .

Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева является уникальным медицинским учреждением, где .

Областной онкологический диспансер Тюмени обеспечивает специализированной медицинской помощью жителей всей Тюменской области, в том числе жителей .

Республиканский клинический онкологический диспансер МЗ РТ — это одно из крупнейших медицинских учреждений республики Татарстан. Диспансер является ведущим .

ГБУЗ АО «Амурский областной онкологический диспансер» является лидером в области поставки комплексных медицинских услуг в регионе. Удостоенные наград .

Приморский краевой онкологический диспансер оказывает специализированную консультативную, диспансерную, диагностическую помощь онкологическим больным и .

Лечение рака легких в Турции

В Турции — доступное лечение по американским протоколам, есть возможность получить заочную консультацию от докторов из США.

Турецкий медицинский центр Анадолу сотрудничает с американским Госпиталем Джонса Хопкинса: доктора Анадолу постоянно обмениваются опытом с коллегами из США, а пациенты клиники могут получить второе мнение от американского специалиста.

В клинике Анадолу практикует торакальный хирург — специалист по хирургическим операциям грудной клетки — Алтан Кир. Доктор стажировался в США и Бельгии, имеет более 15 лет опыта. Он делает операции на роботе Да Винчи, берет на лечение сложных пациентов с раком легких.

Получить консультацию по лечению в Турциии

Стоимость лечения рака в России

Рак – это злокачественный рост мутированных клеток организма, который характеризуется проникновением новообразований во все ткани и распространением патологических элементов в виде метастазов.

Каждый пациент с установленным онкологическим диагнозом подлежит постановке на государственный учет в специализированный диспансер. Все данные с медицинских учреждений собираются в единую информационную базу. Статистика свидетельствует об увеличении количества онкологической заболеваемости населения.

Терапия раковых поражений начинается с консультации врача-онколога. Во время приема специалист проводит осмотр пациента, изучает имеющиеся результаты обследований и назначает дополнительные методы диагностики.

  • Первичный прием онколога : 1200 руб. – врач общего профиля, руб. – кандидат медицинских наук, руб. – доктор медицинских наук.
  • Стоимость повторного визита и консультации врача: руб.
  • Подбор индивидуального плана лечения и диагностики – 1000 руб.
  • Биопсия тканей поверхностных слоев – 4000 руб.
  • Глубокий забор биологических материалов для проведения гистологического исследования – 5000 руб.
  • Цена на лабораторные анализы с использованием онкомаркеров составляетруб.
  • Рентгенологическое обследование –руб.
  • Компьютерная томография – руб.
  • Магнитно-резонансная томография – руб.

Оперативное вмешательство в зависимости от локализации и размера опухоли может проводится с полной или частичной резекцией пораженного органа. В процессе хирургического лечения, как правило, с профилактической целью удаляются близлежащие мягкие ткани и региональные лимфатические узлы.

  • Хирургическое удаление опухоли, локализованной на внутренних органах:00 руб.
  • Удаление опухоли центральной нервной системы:000 руб.
  • Оперативное лечение рака кожи:00 руб.
  1. Химиотерапия.

Россия имеет около 150 государственных отделений химиотерапии. Метод заключается во введении в организм больного специальных фармацевтических препаратов, которые уничтожают раковые клетки. Средства для проведения химиотерапии выпускаются в виде таблеток и инъекций. Определение дозы препарата и количества курсов приема проводится индивидуально для каждого пациента с учетом вида опухоли, ее размещения и общего состояния здоровья.

  • Стоимость одного курса химиотерапии составляет000 руб.
  • Послеоперационный курс химиотерапии –000 руб.
  1. Лучевая терапия.

Способ лечения онкологии включает воздействие на опухоль высокоэнергетическим рентгеновским излучением, которое останавливает злокачественный рост новообразования и позволяет провести последующие радикальное удаление мутированных тканей.

  • Цены на воздействие ионизирующего излучения составляют00 руб.

Российские медцентры, в которых лечат онкологию, объединяет одно: их катастрофически мало. Самое большое количество лечебных учреждений в Москве — 25, причем одно из них — частное, где лечить рак придется платно. Кстати, всего таких платных центров в нашей стране пока три, но уже сейчас многие состоятельные пациенты обращаются именно туда или же, как это ни противоречиво звучит, платят деньги за «бесплатное» лечение.

На втором месте по числу бюджетных онкологических центров — Санкт-Петербург, там таких заведений шесть. А в других регионах картина и того хуже: в региональных центрах и городах-миллионниках преимущественно по 2–3 онкоцентра, бывает по одному, редко — до пяти. Общее количество онкологических диспансеров в России — 125, и это при том, что число состоящих на учете с диагнозом «рак» — практически 3 миллиона человек. На 1000 вновь выявленных больных во всех вместе взятых отечественных клиниках 64 койки!

Даже в Москве, которая более других российских городов «укомплектована» онкологическими центрами, рак является одной из главных причин смертности населения.

На бесплатное лечение рака за рубежом, конечно же, надеяться не приходится. Цены на лечение различных онкологических заболеваний не схожи в разных странах и даже в нескольких регионах в пределах одного государства. Самые низкие цены в Израиле, выше — в Германии, наиболее высокие — в Соединенных Штатах.

К примеру, лечение рака груди, начиная с обследования, в Израиле может стоить от 1 млн рублей, в Германии — от 2 млн рублей, в США — еще дороже. Некоторые наиболее тяжелые заболевания, требующие пересадки органов, операций на головном и спинном мозге, обходятся в несколько десятков миллионов рублей. Нередко это те случаи, когда российская медицина помочь не в силах.

Лечение рака легких в Германии

Ответ на вопрос, где лучше всего лечат рак шейки матки, очевиден: в странах Запада. Там лучше всего развита медицина. Она хорошо финансируется. Например, в Германии доступны самые современные методы лечения, в том числе те, которые еще не применяются в клиниках развивающихся государств.

Принимая решение, где лечить рак шейки матки, нужно учитывать и финансовый вопрос. Понятно, что лучше оперировать рак шейки матки в Германии, чем в странах СНГ или Индии. Ведь в немецких клиниках ниже интраоперационная смертность, меньше риск осложнений, выше результативность лечения. Но там, где хорошо лечат рак шейки матки, стоимость медицинских услуг всегда будет более высокой. В Германии цена операции составит в среднем 5 тысяч евро. Стоимость лучевой терапии и химиотерапии при раке шейки матки достигает 20 тысяч евро.

Выбирают пациенты, у которых рак легких дал метастазы в печень.

Один из самых сложных медицинских случаев в лечении рака легких — если метастазы уже появились в печени. В СНГ врачи не могут удалить метастазы в печени, не допустив развития печеночной недостаточности, поэтому таким пациентам назначают паллиативную терапию — поддержание качества жизни без возможности излечения от болезни.

В клинике Асклепиос проводят лечение рака легких с метастазами в печени с помощью компьютерной навигации и уникальной методики, основанной на регенерации печени. Операцию делает профессор Карл-Юрген Олдхафер — онколог с 30-летним стажем.

Основное лечение рака легких ведет пульмонолог — профессор Хайнрих Бекер, который входит в ТОП-5 пульмонологов по версии экспертного медицинского портала Leading Medicine.

Получить консультацию по лечению в Германии

Лечение рака легких в Австрии

В Австрию едут пациенты, которые хотят лечиться и делать операцию у специалистов с большим опытом и сильной медицинской школой.

Австрийская клиника Конфратернитет работает уже 280 лет, развивая отделение торакальной хирургии (хирургии легких) как основное направление. Клиника имеет частный статус, но соответствует стандартам качества Венской медицинской школы.

Операции по раку легких проводит профессор Вальтер Клепетко: доктор специализируется на торакальной и сердечно-сосудистой хирургии, практикует более 30 лет. Состоит в европейских и американских профильных ассоциациях, является президентом Европейской ассоциации кардиоторакальной хирургии.

Получить консультацию по лечению в Австрии

Лечение рака легких в Израиле

Выбирают из-за высокого процента органосохраняющих операций и эффективной химиотерапии.

Многие пациенты из СНГ выбирают лечение в израильской государственной клинике им. Сураски (Ихилов). Здесь процент органосохраняющих операций при раке легких достигает 85%. Оперирующий доктор — профессор Йоси Паз, заведующий отделением торакальной хирургии.

Благодаря точной диагностике в Израиле назначают эффективную химиотерапию перед и после операции Доктор подбирает препараты для химиотерапии с учетом типа раковых клеток, который определяет с помощью гистологического анализа.

В Израиль часто приезжают пациенты, которым дома неправильно определили тип раковых клеток, из-за чего химиотерапия не приносила эффекта, а только истощала организм.

Получить консультацию по лечению в Израиле

Лечение рака легких в Южной Корее

Выбирают пациенты, которым необходимо срочное лечение и последние модели медицинского оборудования.

В корейскойклинике Северанс действует режим ускоренной диагностики и начала лечения. Поэтому пациенты, которым удобно добираться в Южную Корею (из Казахстана, России и Саудовской Аравии), выбирают Северанс для срочного лечения рака легких. Скорость лечения не влияет на качество: клиника работает по американским протоколам и сотрудничает с медицинскими центрами Андерсона и Джонса Хопкинса (США).

Госпиталь Самсунг выбирают из-за технологического оснащения: медицинское оборудование здесь обновляется быстрее всего. Доктора клиники, так же как и в Северансе, сотрудничают с американскими коллегами и являются членами профильных международных ассоциаций. Операции на легких в Самсунге проводит и контролирует профессор Чой Йонг Су — торакальный хирург и специалист по роботизированной хирургии.

Получить консультацию по лечению в Корее

Две колонки

You May Also Like

Adblock detector