ЗНАЧЕНИЕ ИНДОЛ-3-КАРБИНОЛА В КОМБИНИРОВАННОМ ЛЕЧЕНИИ РАКА ЯИЧНИКОВ И ВАРИАНТЫ КЛИНИЧЕСКОГО ЭФФЕКТА

ГЛАВА II. КЛИНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БОЛЬНЫХ И

Капсулы растительного состава Indole-3-carbinol уникальны в своем роде. Действующее вещество оказывает подавляющее влияние на клетки опухоли, предотвращая тем самым ее разрастание.

Фармакологические свойства:

  1. разрушает межклеточную связь онкологических образований;
  2. способствует активной выработке ферментов, отвечающих за детоксикацию организма;
  3. помогает печени поддерживать равновесие эстрогенов – гормонов, влияющих на репродуктивное здоровье женщины;
  4. снижает уровень холестерина в крови;
  5. имеет антиоксидантное и противовоспалительное воздействие.

Столь ценное вещество может попадать в организм вместе со съеденными продуктами. Индол 3 карбинол содержится в таких растениях:

  • брокколи;
  • цветная капуста;
  • белокочанная и краснокочанная капуста;
  • кольраби;
  • брюква;
  • редис;
  • репа.

Регулярное употребление в пищу растений семейства крестоцветных существенно снижает риск развития рака кишечника, матки, груди, простаты. Кушать такие продукты рекомендовано как женщинам, так и мужчинам. Чтобы обеспечить организм суточной нормой индола необходимо съедать около килограмма листовой зелени. Однако не всегда есть такая возможность, да и желание. В таком случае на выручку приходят соответствующие БАДы.

Смотреть цену на iHerbОтзывы на iHerb

Где приобрести препараты нужного состава?

Эффективность таких препаратов, как Now Foods индол 3 карбинол давно доказана. Однако прежде чем покупать пищевую добавку стоит проконсультироваться с врачом. Рекомендовано для комплексного лечения следующих заболеваний:

  1. мастопатия;
  2. эндометриоз;
  3. миома матки;
  4. папилломавирус;
  5. воспаление простаты.

Медики приписывают nsp для восстановления гормонального фона, для снятия неприятных ощущений во время ПМС, для ликвидации угрозы возникновения опухолей. Препараты, содержащие indole, могут назначаться для общего укрепления организма. Используется для замедления процессов старения. Ведь такие БАДы являются природными антиоксидантами. Уместно применение при отравлениях организма.

Воздержаться от покупки Now индол 3 карбинол стоит в том случае, если женщина беременна или кормит ребенка грудью.

Аптеки предлагают лекарственные средства, содержащие индол 3 карбинол. Концентрация данного вещества в таких препаратах может быть разной. Приведем пример для сравнения: Стелла – 100 мг, Индинол – 90 мг, Эстровэл – 25 мг. Выяснить подробности поможет фармацевт.

Для многих удобней осуществлять покупки через интернет. На сегодняшний день есть предложения нескольких производителей. Часто цена зависит от популярности бренда. Изучив характеристики, вы принимаете решение, какой фирме отдать предпочтение. Есть возможность купить пищевую добавку на сайтах интернет-магазинов. Наибольшее доверие, конечно же, вызывает iHerb.

Состав перечисленных nsp может включать кроме основного дополнительные компоненты. Все зависит от формулы конкретной БАД.

ТЕРАПИИ БОЛЬНЫХ РАКОМ ЯИЧНИКОВ.

ЭФФЕКТА

14.01.12 – онкология

Диссертация на соискание

ученой степени кандидата медицинских наук

Научный руководитель д.м.н. Антонова И.Б.

Москва – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ………………………………………….……………3 ВВЕДЕНИЕ.………………………………………………………………………..4 ГЛАВА I. Проблемы в терапии рака яичников и возможные пути их преодоления. (Обзор литературы)…………

ГЛАВА II. Характеристика больных и методы исследования.

2.1. Клиническая характеристика больных………………………..……………33

2.2. Методы исследования……………..………………………………………..47 ГЛАВА 3.

Результаты применения препаратов индол-3-карбинола в составе комбинированной терапии больных раком яичников (Результаты собственных исследований)………….………………….…………….…………58

3.1.Оценка выживаемости больных в исследуемых группах ………………58

3.2.Оценка эффективности проведенной терапии в исследуемых группах….62

3.3.Оценка характера прогрессирования рака яичников в исследуемых группах ………..…………………………………………………………………66

На базе отделения онкогинекологии ФГБУ РНЦРР МЗ РФ (рук.

отделения, член-корр. РАН, проф., д.м.н Л.А. Ашрафян) в соответствии с поставленной целью и задачами исследования нами был проведен анализ результатов применения препаратов на основе I3C и его сочетания с EGCG при включении их в схему комбинированного лечения у больных РЯ.

Основными критериями для оценки эффективности лечения являлись следующие параметры: общая выживаемость, выживаемость без прогрессирования, частота объективных эффектов. Кроме того, мы оценивали характер дальнейшего прогрессирования РЯ в исследуемых группах по таким параметрам, как спектр локализаций рецидивов, их чувствительность к химиопрепаратам на основе платины, диссеминации опухолевого процесса и ряду других.

Период наблюдения за больными РЯ составил 60 месяцев (пять лет), по завершению, которого была, в первую очередь, произведена оценка общей пятилетней выживаемости больных РЯ во всех исследуемых группах, как одного из важнейших параметров эффективности проводимой терапии.

3.1.Оценка выживаемости в исследуемых группах больных РЯ.

В группе больных №1(I3C) общая пятилетняя выживаемость составила 63%, в группе больных №2 (I3C EGCG) 69%, в контрольной группе 48%.

Средняя продолжительность жизни для больных в группе сравнения составила 39,4±3,4 месяца, в группе больных №1(I3C) 47,3±1,6 месяца, в группе больных №2 (I3C EGCG) 50,3±2,1 месяца. Данный показатель в группах является статистически значимым.

Информация о выживаемости представлена в таблице 9.

На представленном ниже рисунке 7 отражена общая пятилетняя выживаемость больных РЯ в исследуемых группах в определенный конкретный момент времени. Так, 100% общая пятилетняя выживаемость больных РЯ, отмечалась в группе сравнения — в интервале от 0 до 11 месяцев наблюдения, в группе №1 ((I3C) – все больные РЯ были живы вплоть до 14 месяцев наблюдения, в группе №2 (I3C EGCGC)—до 17 месяцев.

Наибольшая разница в выживаемости больных РЯ между группой сравнения и группами №1(I3C), №2 (I3C EGCGC) составляла 32% и 34%, соответственно, и отмечалась в интервале от 25 до 45 месяцев наблюдения.

К завершению срока исследования (60 месяцев) разница в выживаемости больных РЯ в исследуемых группах была не столь значительна, составив 21% (группа №1 (3C)) и 15% (группа №2 (I3C EGCGC)), соответственно.

Таким образом, больные РЯ в исследуемых группах, принимавшие препараты I3C и его сочетание с EGCG, прожили, на 8,4–11 месяцев дольше больных РЯ в группе сравнения.

Полученные данные представлены на рис 7.

Рис.7. Общая 5-летняя выживаемость во всех исследуемых группах (Каплан-Майер).

Другим немаловажным критерием эффективности терапии больных РЯ служит выживаемость до прогрессирования—безрецидивная выживаемость.

Учитывая, что стандартом 1-й линии химиотерапии является включение в схему лечения таксан- и платиносодержащих препаратов, то зачастую, чем длительнее период без прогрессирования, тем выше эффективность последующей химиотерапии, что непосредственно отражается на общей продолжительности жизни больных.

В нашем исследовании безрецидивная выживаемость оценивалась по истечению срока наблюдения, через 60 месяцев (5 лет).

В группе №1(I3C) пятилетняя безрецидивная выживаемость составила 32%, в группе №2 (I3C EGCGC) — 38%, в группе сравнения — 22% и оказалась наименьшей. Средняя безрецидивная выживаемость в группе №1 (I3C) была равной 30,2± 2,7 месяцам, в группе №2 (I3C EGCGC) 32,4± 3,3

Рис.8 Пятилетняя безрецидивная выживаемость больных РЯ во всех исследуемых группах (Каплан-Майер).

Согласно результатам исследования, отраженным на рис.8, наиболее значимая разница в безрецидивной пятилетней выживаемости у больных РЯ отмечалась между исследуемыми группами №1 (I3C), №2 (I3C EGCG) и группой сравнения практически на всем сроке наблюдения, в интервале от 8 до 50 месяцев, достигая 35—45%.

индол в лечении рака

Таким образом, у больных РЯ, принимавших I3C и его сочетание с EGCG, безрецидивный период был более длительным, на 10,9 и 13,1 месяцев, соответственно, чем в группе сравнения.

3.2.Оценка эффективности проведенной терапии в исследуемых группах больных РЯ.

Согласно поставленным задачам нашей научной работы, оценка эффективности лечения первичного РЯ проводилась во всех исследуемых группах, в соответствии со шкалами RECIST и GCIG, после каждых 2-х курсов химиотерапии.

Для получения объективных и достоверных результатов лечения, мы учитывали такой прогностический фактор, как объем выполненной операции: циторедукция в неоптимальном или субоптимальном объеме с более высокой вероятностью могла влиять на результативность последующей адъювантной ПХТ и, в целом, на эффективность терапии.

Оптимальную циторедуктивную операцию удалось выполнить большинству больных РЯ во всех исследуемых группах: у 57,8% в группе больных РЯ №1 (I3C), у 58,1% в группе №2 (I3C EGCG) и в 55% в группе сравнения.

индол 3 карбинол

В результате, полная регрессия после завершения комбинированного лечения (хирургическое лечение и ПХТ 1-й линии) в исследуемых группах отмечалась также у большинства пациентов.

В группе №1 (I3C) данный показатель был максимальным составив в целом, 60,1% больных (полная регрессия отмечалась у 27 женщин), в группе №2(I3C EGCG) полная регрессия отмечалась у 59,7% больных РЯ (37 человек), в группе сравнения данный показатель составил 56,7% (34 больных РЯ).

Частичная регрессия наблюдалась в группе №1(I3C) у 17,8% больных (8 больных РЯ), в группе №2 (I3C EGCG) у 19,3% больных РЯ (12 человек), в группе сравнения в 11,7% наблюдений (у 7 больных РЯ).

Соответственно, объективный эффект от проводимой терапии был максимальным в группе №2 (I3C EGCG), составив 79,1%, в группе №1 (I3C) данный показатель был незначительно ниже – 77,8%, в группе сравнения он составил 68,4%.

Стабилизация РЯ на фоне проводимой терапии была отмечена в группе №1 (I3C) в 20% случаев (у 9 больных РЯ), в группе №2 (I3C EGCG)– в 17,7% случаев (у 11 пациенток), в группе сравнения — в 21,7% случаев (13 больных РЯ). Данные представлены в таблице 11.

Согласно рекомендациям Международной Онкологической группы, мы также оценивали эффективность лечения, ориентируясь на критерий GCIG и определяя исходный уровень онкомаркера СА-125, его динамику в процессе комбинированного лечения РЯ каждые 2 курса ПХТ.

Повышение уровня онкомаркера СА-125 с достигнутого по завершению комбинированной терапии, расценивалось нами как маркерный рецидив, тем не менее лечение, мы начинали лишь при клинических проявлениях заболевания– любых изменений архитектоники малого таза, по данным сонографии и прочих методов диагностической визуализации.

Уровень онкомаркера СА-125 до лечения был выше 35 Ед/мл у большинства больных РЯ в исследуемых группах; преобладали пациенты с гистологическим типом серозной аденокарциномы яичников.

В группе №1 (I3C) уровень СА-125 был выше 35, но менее 65 Ед/мл у 17,8% больных РЯ (8 человек), в группе № 2 (I3C EGCG) у 16,1% больных РЯ (10 человек), в группе сравнения –у 13,3% (8 человек).

В группе №1 (I3C) уровень СА-125 до лечения был выше 65 Ед/мл у 62,2 % больных РЯ (28 человека), в группе № 2 (I3C EGCG) у 61,3% больных РЯ (38 человека), в группе сравнения –у 60,0% (36 человек).

Таким образом, применение препаратов I3C и его сочетания с EGCG в составе комбинированной терапии РЯ, способствовало снижению уровня онкомаркера СА-125 до значения менее 35Ед/мл на 31,1% в группе №1 (I3C), на 24,2% в группе №2 (I3C EGCG), на 15% в группе сравнения.

Уровень СА-125 снизился до пределов «серой шкалы» (35-65 Ед/мл) в группе №1(I3C) на 4,5%, в группе №2 (I3C EGCG) на 8%, в контрольной группе на 6,6%, что в соответствии с критерием может GCIG свидетельствовать о частичной регрессии РЯ.

Таким образом, применение препаратов I3C и его сочетания с EGCG у больных РЯ в составе комбинированной терапии повышает ее эффективность.

индол 3 карбинол при эндометриозе

3.3.Оценка характера прогрессирования в исследуемых группах больных РЯ.

Еще одной важной задачей нашего исследования являлась оценка характера прогрессирования в исследуемых группах больных РЯ. Из 167 больных РЯ, включенных в исследование прогрессирование после хирургического лечения и ПХТ 1-й линии отмечалось у 132 женщин В группе №1 (I3C) у 33 больных РЯ—в 73,3% случаев, в группе №2 (I3C EGCG) у 49 больных РЯ—в 79,1 % случаев, в группе сравнения у 50 больных—в 83,3% случаев.

Сроки прогрессирования варьировали от 1 до 59 месяцев.

Основываясь именно на этом критерии, сроке от момента окончания ПХТ с применением препаратов платины до прогрессирования РЯ, мы распределили все 132 случая прогрессирования у больных РЯ.

Наличие длительного интервала без прогрессирования позволяло в последующем применять более эффективные схемы химиотерапии на основе таксан- и платиносодержащих препаратов.

В группе №1 (I3C) число рецидивов РЯ, возникших в интервале от момента проведения последнего курса ПХТ и до 3-х месяцев, было минимальным и составило 6,1% случаев (у 2 больных РЯ). В группе №2

В группе №2 (I3C EGCG) число рецидивов РЯ, возникших в сроке 3— 6 месяцев было минимальным среди всех групп и составило 14,3% (7 больных). В группе №1 (I3C) такие платинорезистентные рецидивы возникли в 15,2%, случаев, у 5 больных РЯ, в группе сравнения у 24% больных РЯ (12 больных).

Как правильно принимать индол-3-карбинол

Количество выпитых капсул за день будет зависеть от причины, по которой и был назначен курс. В большинстве случаев индол 3 карбинол нсп употребляется дважды в день по одной капсуле. Это лучше делать во время еды. С целью профилактики препарат принимают в течение двух-трех месяцев. При лечении серьезных заболеваний врач может продлить курс до 6 и более месяцев.

Обязательно изучается индол 3 карбинол инструкция по применению. Вы должны ознакомиться не только со способом употребления капсул, а также изучить все пункты, чтобы избежать возможных недоразумений. Например, в инструкции четко предупреждается о возможной индивидуальной непереносимости отдельных компонентов. В редких случаях возникают аллергические реакции. В целом практика показывает отсутствие побочных действий, поэтому других противопоказаний нет.

ПОДРОБНОСТИ:   Лечение от рака лег

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМЫ В ТЕРАПИИ РАКА ЯИЧНИКОВ И

Таким образом, число платиночувствительных рецидивов составило в группе №1 (I3C) 78,7%, в группе №2 (I3C EGCG) 77,5%, в группе сравнения 60%, что свидетельствует о снижении платинорезистентых и платинорефрактерных рецидивов РЯ в группах больных, применявших дополнительно к комбинированному лечению РЯ препараты I3C и его сочетания с EGCG. Представленные данные отражены на рис. 9.

90,00% 80,00% 70,00% 60,00% 50,00% 40,00% 30,00% 20,00% 10,00%

Продолжая анализировать характер прогрессирования РЯ у больных в исследуемых группах, в соответствии с поставленными задачами, следует отметить, что количество асцитных форм в нашем исследовании до лечения было примерно одинаковым во всех группах. В группе больных №1 (I3C) этот показатель составил 64,4% (29 больных), в группе больных №2 (I3C EGCG) – 66,1% (41 больная), в группе сравнения – 63,3% (38 больных).

После первичного лечения число асцитных форм в случае дальнейшего прогрессирования сократилось, составив минимальное значение в исследуемой группе №1 (I3C) – 22,2% (у 9 больных РЯ), в группе №2 (I3C EGCG) – 17,7% (у 10 больных РЯ), в группе сравнения – 35% (у 21 больной РЯ). Данные представлены на рис 10.

Рисунок 10. Распределение больных РЯ по наличию асцитной формы до и после комбинированной терапии.

Принципиально важно, что, в отличие от пациенток из группы сравнения, практически у всех больных, получавших дополнительно к стандартной ПХТ препараты I3C и его сочетание с EGCG (группы №1 и №2), характер рецидивирования был безасцитным.

Наличие асцита у больных РЯ, как до первичного лечения, так и в случае дальнейшего прогрессирования заболевания, являлось отягощающим фактором его течения, непосредственно отражающимся на продолжительности жизни больных.

Так, в группе сравнения общая пятилетняя выживаемость у больных с безасцитной формой РЯ составила 64,7%, среди больных с асцитной формой пятилетняя выживаемость оказалась ниже, составив 34%.

Рис.11. Общая выживаемость больных РЯ с асцитной и безасцитной формами в группе сравнения (Каплан-Майер).

В группе больных №1 (I3C) и группе №2 (I3C EGCG) общая пятилетняя выживаемость при наличии асцита до лечения составила 45% и 46%, соответственно, у больных с безасцитными формами РЯ выживаемость достигала 72% и 75%.

Рис.12 Общая пятилетняя выживаемость больных РЯ с асцитной и безасцитной формами в исследуемых группах №1(I3C) и №2 (I3C EGCG).

Средняя продолжительность жизни больных РЯ с асцитной формой составила в группе сравнения 31,2±3,1 месяца, в исследуемой группе №1 (I3C) 41,5±2,2 месяца, в исследуемой группе №2 (I3C EGCG) 42,7 ±2,3 месяца. Данные представлены в таблице 14.

При наличии асцита в случае дальнейшего прогрессировании у больных РЯ общая пятилетняя выживаемость в группе сравнения была еще ниже и составляла 23,6%.

Рис.13. Общая выживаемость больных РЯ в группе сравнения в зависимости от наличия асцита в случае дальнейшего прогрессирования заболевания.

В исследуемых группах №1(I3C) и №2(I3C EGCG) среди больных, у которых был выявлен асцит во время прогрессирования общая пятилетняя выживаемость составляла 35% и 37%, соответственно, и была ниже, чем у больных в этих же группах с верифицированной первичной асцитной формой РЯ.

Рис. 14. Общая выживаемость больных РЯ в исследуемых группах №1 (I3C) и №2 (I3C EGCG) в зависимости от наличия асцита в случае дальнейшего прогрессирования заболевания.

Средняя продолжительность жизни составила в группе №1(I3C) 31,9±1,9мес., в группе №2 (I3C EGCG) 33,4±2,1мес. и в группе сравнения 27,6±2,7 мес.

Данные сведены в таблицу 14.

Таким образом, полученные результаты демонстрируют, что наличие асцита в случае дальнейшего прогрессирования заболевания оказывает большее влияние на общую пятилетнюю выживаемость, чем наличие асцита до лечения.

Представленные данные отражают преимущественно локализованный характер дальнейшего метастазирования среди больных групп №1 (I3C) и №2 (I3C EGCG)—60,6% и 67,3%, соответственно. В группе сравнения, наоборот, преобладали распространенные формы прогрессирования в 68% наблюдений РЯ. Полученные результаты представлены на рисунке 13.

Рис.13. Характер прогрессирования в исследуемых группах.

Представленный рисунок отражает тенденцию к уменьшению числа распространенных форм прогрессирования РЯ в группах №1 (I3C) и № 2 (I3C EGCG), соответственно, на 20,1% и на 34,6%. В группе сравнения, наоборот, число локализованных форм прогрессирования РЯ встречалось реже, чем число диссеминированных форм на 36%.

Достаточно интересным оказалось распределение пациентов по степени лечебного патоморфоза удаленных препаратов после проведения НАПХТ в группах. Так как отражение степени лечебного патоморфоза не являлось основной целью нашего исследования, то число включенных данных оказалось невысоким, всего 32 наблюдения.

Лечебный патоморфоз 3 и 4 степени после НАПХТ наблюдались только у больных в исследуемых группах №1(I3C) и №2 (I3C EGCG), в контрольной группе отмечалась в основном 1 и 2-3 степени лечебного патоморфоза, но они встречались реже чем среди пациентов, принимавших указанные препараты. Вышеуказанные данные представлены на рис. 14.

Рис.14. Распределение пациентов по степени лечебного патоморфоза удаленных препаратов после НАПХТ в исследуемых группах.

3.4.Оценка качества жизни больных РЯ в исследуемых группах.

В процессе исследования, нами также была проведена оценка общего состояния больных РЯ и их активности (Perfomance status) после проведения курсов ПХТ, согласно критериям шкалы ECOG, рекомендованной ВОЗ.

В группе №1 (I3C) и группе №2 (I3C EGCG), по сравнению с контрольной группой, прием препаратов I3C и его сочетания с EGCG не оказывал достоверного влияния на общее состояние больных РЯ.

Прием вышеуказанных препаратов не сопровождался какими-либо побочными эффектами, что не потребовало отмены препаратов I3C и его сочетания с EGCG или изменения рекомендованных доз препаратов.

Представленные в таблице данные наглядно продемонстрированы на рис.15

Рис.15 Общее состояние больных РЯ, в исследуемых группах по шкалеECOG.

Статистическая обработка данных больных РЯ в исследуемых группах позволила оценить наличие положительного эффекта от применения препаратов и его сочетания с EGCG при включении их в схему I3C стандартной комбинированной терапии в виде такого показателя, как отношение шансов (OR). Анализировался показатель пятилетней выживаемости в группе №1 и №2 относительно группы сравнения.

В группе №1(I3C) с учетом фактора лечения OR составило 2,1 (Сl 1,1-в группе №2 (I3C EGCG) OR –2,3 (Сl 1,1-5,4).

больные РЯ, получавшие дополнительно к стандартной комбинированной терапии препараты I3C и его сочетания с EGCG имели в 2,1 и в 2,3, раз выше шанс, на регрессию стабилизацию к следующему моменту времени, чем больные РЯ из группы сравнения, не принимавшие указанные препараты [46]. Таким образом, применение указанных препаратов в составе комбинированной терапии оказывает значимое влияние на более благоприятный исход заболевания.

Согласно полученным данным, мы рассчитали предполагаемые экономические затраты больных РЯ, при условии ежедневного применения препарата I3C и его сочетания с EGCG за период в 60 месяцев. В качестве критерия для эффективной оценки финансовых затрат мы использовали суммарную стоимость препарата, применение которого способствует сохранению одного года жизни (Year of Life Saved). Данный показатель, часто используется в иностранных публикациях, для экономического анализа методов скрининга, диагностики и терапии заболеваний.

Средняя цена препарата на основе I3C и EGCG на момент завершения исследования в аптеках РФ составляла 3650 рублей за 120 капсул.

Cстоимость одной капсулы составила 30,4 рубля.

Рекомендованная суточная доза приема препарата составляет 400мг I3C и 280мг EGCG, в сутки–4 капсулы, что требовало затраты 121,6 рублей в день. Один год приема препаратов обходился в 43 776 рублей. Таким образом, один год сохраненной жизни (YLS) без учета, остальных параметров, обходился в 36 993 рублей/564 долларов США (1 месяц—3082,8 рублей/47 долларов США).

Средняя цена препарата на основе I3C и на момент завершения исследования в аптеках РФ составляла 2869 рублей за 60 капсул. Стоимость одной капсулы составила 47,8 рублей. Рекомендованная суточная доза приема препарата составляет 400мг I3C, в сутки–2 капсулы, что требовало затраты 95,6 рублей в день.

Таким образом, один год сохраненной жизни (YLS) без учета, остальных параметров, обходился в 29 083 рублей/443 долларов США (1 месяц– 2423,7 рублей/36,9 долларов США).

Таким образом, применение данных препаратов экономически оправдано, при сравнении со стоимостью одного-двух курсов химиотерапии на основе таксан- и платиносодержащих химиопрепаратов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Проблема лечения рака яичников по-прежнему остается одной из самых сложных в клинической онкологии.

За последние десятилетия не отмечено значимой положительной динамики в снижении заболеваемости и смертности при РЯ среди женского населения. В мероприятиях по диагностике данного заболевания на ранних стадиях также не было осуществлено существенного «прорыва».

Средний возраст заболевших РЯ в связи с мировым демографическим ростом продолжительности жизни населения с каждым годом увеличивается, достигая в РФ –58,7 лет, в США 63-х лет.

Достижения в терапии РЯ сегодня характеризуется увеличением средней продолжительность жизни больной, в РФ в 2003 этот показатель составлял 4,7 лет, в 2013г–уже 5,4 лет.

Этому способствовало широкое повсеместное внедрение стандартов лечения РЯ, подразумевающих комбинированное лечение, объем хирургического компонента которого основан на принципах радикальности, а стандартом в линии химиотерапии остаются таксан—и I платиносодержащие препараты.

Отсутствие химиорезистентности к препаратам платины и минимальный размер остаточной опухоли после операции– эти факторы имеют наибольшую прогностическую значимость, влияющие на дальнейшее течение заболевания.

Тем не менее, современная комбинированная терапия, сочетающая в себе хирургическое и химиотерапевтическое лечение, достигла в своем развитии «стадии плато», определенного временного порога продолжительности жизни больных, преодоление которого требует внедрения новых научных разработок.

ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ. (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.)

Статистические показатели заболеваемости и смертности при онкологических нозологиях продолжают стремительно увеличиваться с каждым годом, не смотря на достижения современной медицины.

Основываясь на последних данных, предоставленных Международным Агентством по Исследованию Рака (International Agency for Research on Cancer (IARC)) можно утверждать, что среди всех злокачественных опухолей на долю рака органов женской репродуктивной системы приходится в совокупности 14-16% [93].

РЯ находится на третьем место по заболеваемости среди онкогинекологической патологии. Ежегодно он диагностируется не менее чем у 238000 женщин в мире, из них более 13000 в РФ, и занимает лидирующую позицию по смертельным исходам – 150 000 в мире, из них 7700 в РФ [93,28,18,29].

Высокий показатель летальности на первом году после установления диагноза –24,3%, обусловлен преимущественным выявлением больных РЯ на поздних стадиях заболевания (в РФ на III-IV стадиях- 40,8% и 20,3%, соответственно). Низкий уровень 5-летней выживаемости – 50,4%, тесно коррелирует со стадией злокачественного процесса, что чаще обусловлено его рецидивирующим характером течения и последующей менее эффективной терапией. [93,28,18,29,77].

Современные демографические тенденции в мире (постоянно увеличивающийся удельный вес населения пожилого и старческого возраста, средний возраст популяции, рост средней продолжительности жизни), а также более эффективная борьба с устранимыми причинами смерти, в ближайшее время будут способствовать дальнейшему увеличению онкологической заболеваемости среди населения. [38] Сегодня средний возраст больных с впервые установленным диагнозом РЯ колеблется в пределах 58,7 (РФ) -63 (США) лет [28,82,114].

Ежегодно в развитых странах на профилактику и лечение рака, в том числе РЯ, расходуется значительная часть бюджета: по данным Института Медицинской Статистики и Информатики (IMS Institute for Healthcare общемировые финансовые затраты развитых стран Informatics) (США) выросли за последние 5 лет на 10,3%, составив в 2014г 100 млрд. долларов США.

[126] Аналитики центра IMS Health связывают такой рост с появлением более дорогостоящих «таргетных» препаратов, а также с увеличением пятилетней выживаемости онкологических больных за счет проведения оптимальных оперативных вмешательств и применения высокоэффективных режимов химиотерапии. За период с 1900 по 2014гг средняя продолжительность жизни онкологических больных выросла на 12%, для больных РЯ этот прирост менее значителен– не более чем 6% (США и страны Евросоюза).

[126] Однако, показатели заболеваемости в вышеуказанных странах упорно остаются одними из самых высоких (9,1 на 100 000 населения), напротив, в странах с низким уровнем экономического роста и минимальным финансированием преимущественно наблюдается стабильно низкие значения (2,0 на 100 000 населения), что свидетельствует о влиянии факторов внешней среды (традиционный уклад жизни, отсутствие ограничения рождаемости и т.п.) на этиопатогенетические аспекты заболевания, помимо генетических особенностей населения [93,77,8].

Таким образом, заложенные природой превентивные механизмы предотвращения РЯ требуют изменения образа жизни большинства урбанизированных женщин: увеличения количества родов, длительный лактационный период, снижение употребления высококалорийной пищи и т.д. [26]. Сегодня в большинстве стран наблюдается противоположная тенденция к снижению рождаемости и увеличению среднего возраста родильниц, демонстрируя, тем самым, отказ современного общества от реализации наиболее естественных профилактических мер.

ПОДРОБНОСТИ:   Мирт – растение, которое заменит вам многие лекарства. Как приготовить лечебную настойку мирта

Риск развития РЯ у нерожавших женщин или родивших всего одного ребенка, по данным ряда авторов, становится сравним с женщинами, имеющими наследственную форму РЯ и может достигать 60%, значительно превышая кумулятивный риск в обшей популяции- 1,21%. [43,64,20].

Поэтому сегодня в качестве профилактических мероприятий врачи-онкологи все чаще рекомендуют проведение генетического тестирования лицам с отягощенным семейным анамнезом, для определения мутаций в геноме (например, BRCA 1,2 и т.д.), а в случае их выявления нередким становится выполнение хирургического вмешательства в объем двусторонней аднексэктомии, что по мнению ряда авторов предпочтительнее ранее предлагавшейся двусторонней овариоэктомии. [43,35,27].

Альтернативой хирургическому вмешательству у молодых женщин, не готовым к крайним мерам и желающим сохранить репродуктивную функцию, становится применение КОК. Доказано, что снижение риска развития РЯ в течение всей жизни в случае использования КОК в течение 5 лет в общей популяции составляет приблизительно 0.54%, что соответствует предупреждению одного случая заболевания у 185 женщин. [103,26,12].

Поэтому врачам акушерам-гинекологам амбулаторной практики так важно находить время для разьяснительной работы среди женского населения, способствуя и тщательно контролируя применение КОК.

В настоящее время акцент по борьбе с РЯ, ввиду малой эффективности профилактики данного заболевания среди населения, врачи-онкологи пытаются сделать на этапе ранней диагностики. Повсеместное внедрение широко распространенного протокола в виде комбинации онкомаркера CAи трансвагинального ультразвукового исследования не считается высокоэффективным и не может удовлетворять экономическим критериям скрининга [54,62,101].

Опираясь на заключительные данные крупнейших рандомизированных исследований: PLCO, проведенное в США (исследование завершено в 2006г, данные будут анализироваться до 2015г) с участием 78216 женщин в возрасте от 55 до 74-х лет и UKCTOCS, проведенное в Великобритании, с участием 202638 женщин в постменопаузе (завершено в 2011г, данные будут аккумулироваться до 2018г), целью которых было определить, улучшает ли скрининг РЯ выживаемость, можно сделать вывод об острой необходимости в разработке биомаркеров, способных дополнить СА-125 для достижения необходимого уровня диагностики.

Кроме того, команда PLCO проекта пришла к более удручающим выводам, о том, что данный скрининговый подход, не уменьшает специфическую смертность по сравнению с контрольной группой, а приводит к увеличению инвазивных медицинских вмешательств и связанных с ними осложнений. [81] В свою очередь, специалисты UKCTOCS чаще выявляли данное заболевание на ранних стадиях, за счет консультации большинства сомнительных случаев у онкогинекологов.

,1961г), основная часть “естественной истории” эпителиального рака, так называемая, “доклиническая фаза роста”, протекает бессимптомно задолго до каких-либо клинических и визуальных проявлений, когда размер опухоли составляет менее 10 мм3. Для того чтобы опухоль достигла указанного объема и ее масса составила 109 клеток, а именно такого объема новообразование в большинстве случаев диагностирует врач, составляющие его клетки должны сделать более 30 удвоений, среднее фактическое время одного из них составляет 90-110 дней. Однако, уже на этом этапе клинически не диагностированная опухоль существует и функционирует как полноценный злокачественный процесс. То есть врач-онколог (при самой «благоприятной ситуации») приступает к лечению опухоли, достигшей массы 109-1013 клеток, когда процесс фактически приобрел хроническое течение и устойчивый системный характер. [1,3] Таким образом, сегодня мы не располагаем ни четко обоснованной широко внедренной профилактикой, ни действенной методологией ранней диагностики, несмотря на то, что именно они являются залогом эффективной терапии.

Современная общепринятая «стандартная» терапия РЯ подразумевает применение следующих методов и их сочетания: хирургический и лекарственный, объединяя их понятием – комбинированное лечение. Лучевая терапия не является стандартом лечения и применяется только как дополнительный метод у инкурабельных больных с большими тазовыми опухолями или отдаленными метастазами.

Оперативному вмешательству придают первостепенное значение, и как самостоятельному методу и как важнейшему этапу в комплексе лечебных мероприятий. Согласно общепринятым стандартам, проводится экстирпация матки с придатками и удаление большого сальника с последующей полихимиотерапией по схемам, включающим платиносодержащие химиопрепараты: TP, ТС, DC и САР (не менее 6 курсов).

Исключение возможно для женщин с высокодифференцированными серозным РЯ IA стадии, желающих сохранить детородную функцию, в этом случае может быть произведена органосохраняющая операция (односторонняя аднексэктомия), адъювантная химиотерапия обычно не проводится. При лечении больных с распространенными стадиями заболевания целью хирургического вмешательства становится удаление максимально возможного объема первичной опухоли и ее метастазов, а химиотерапия может быть использована как с неоадъювантной целью перед операцией, так и после нее [30,23,5,70].

В 2006г. были опубликованы результаты мета-анализа 81 клинического исследования, включающего результаты лечения 6 885 больных раком яичников III–IV стадий, с проведением циторедуктивной операции и химиотерапии на основе препаратов платины. Показано, что при отсутствии макроскопически определяемой остаточной опухоли медиана выживаемости составляет 64 мес, от 1 до 50 мм – 30 мес, более 50мм – 19мес [80].

В другом крупном рандомизированном исследовании, в которое вошли 3 126 больных диссеминированным раком яичников, у больных без остаточной опухоли медиана выживаемости составила 99,1мес, при остаточной опухоли 1–10мм – 36,2 мес, более 10мм – 29,6 мес [87]. Полученные данные наглядно свидетельствуют о зависимости результатов противоопухолевого лечения диссеминированного РЯ от характера циторедуктивной операции, даже при минимальных остаточных опухолях медиана выживаемости едва превышает 30мес.

Случаи из жизни современных женщин

До того как человечество вступило в 2017 год, индол 3 карбинол i3c неоднократно изучался медиками и подвергался испытаниям. Однако пациенты иногда скептически относятся к успешным результатам исследований. Ничто не убеждает в эффективности препарата лучше, чем яркие примеры применения его на практике.

О биодобавке индол 3 карбинол отзывы преимущественно положительные. Многих людей nsp выручила в сложных жизненных ситуациях. А в случае употребления пищевой добавки с целью профилактики, женщины отмечают улучшение самочувствия, исчезновение симптомов ПМС.

Валерия

В свое время доводилось принимать индол-третий-карбинол при мастопатии. Я была очень напугана. Выписывая препарат, врач успокоил и сказал, что не случилось ничего не поправимого. У меня было доброкачественное образование. Мне объяснили, что курс лечения нужен для того, чтобы не допустить перерождение клеток в злокачественную опухоль.

На сайте iHerb я заказала Indole-3-Carbinol от Now Foods. Взяла 60 капсул с концентрацией действующего вещества 200 мг. Заплатила 850 рублей. После месяца приема добавки симптомы мастопатии перестали беспокоить. Практически исчезли болезненные ощущения. Заметила, что грудь перед месячными не так набухает.

Марина

Покупала Индол 3 карбинол для лечения генитальных бородавок. Подобрать препарат с данным веществом посоветовал гинеколог. А вот производителя выбирала сама. БАД оказалась довольно эффективной. За несколько месяцев приема я забыла о существовании ВПЧ. Очень надеюсь, что ничего не возвратиться. Если же когда-то придется снова столкнуться с инфекцией, я уже знаю каким средством спасаться.

Альбина

Миому матки у меня заподозрил гинеколог на плановом осмотре. На УЗИ догадки врача подтвердились. Передо мной встал вопрос, как не дать опухоли разрастись. О хирургическом вмешательстве речи не было. Мне было приписано консервативное лечение. Среди перечня медикаментов я увидела пищевую добавку. Признаться, удивилась и даже переспрашивала врача.

Узнала, что Indole-3-carbinol считается одним из самых эффективных вспомогательных средств при миоме. С момента выпитой первой капсул миновало полгода. Я прошла несколько курсов. Результатом более чем довольна. Контрольное УЗИ показало, что миома существенно уменьшилась в размере. Опасность позади и я могу вздохнуть с облегчением.

Кристина

Возникшие проблемы со здоровьем повергли в шок! Не коснись данное заболевание меня лично, даже не знала бы, что такое возможно. У меня эндометриоз. Это когда такая же ткань, что выстилает внутреннюю часть матки, появляется в самых неожиданных местах. В моем случае – на органах брюшной полости. Хуже всего, что клетки этой ткани ведут себя так же, как эндометрий в матке.

Периодически они начинают кровоточить. Я прекрасно осознавала опасность такого состояния, поэтому безропотно купила все средства, выписанные для лечения. Время шло, я прилежно пила таблетки. Но клиническая картина не улучшалась. Решила изучить вопрос самостоятельно и поискала в интернете отзывы при эндометриозе.

Случайно наткнулась на информацию о пищевой добавке Now с действующим веществом Indole-3-carbinol. Решила попробовать. Я не прекращала пить приписанные ранее препараты. Просто параллельно начала употреблять БАД. Уже через два месяца я порадовалась результатам. Симптомы постепенно исчезают, и я наконец-то могу надеяться, что полностью справлюсь с патологией.

Каждый, кто имел дело с добавками, содержащими индол-3-карбинол, может рассказать свою историю. Если вы оказались в схожей жизненной ситуации, вместо того, чтобы экспериментировать с различными лекарствами, спросите напрямую у лечащего врача о целесообразности употребления НСП. Берегите собственное здоровье!

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.1. Характеристика клинического материала.

В соответствии с основной целью нашей работы и для решения поставленных задач в исследование были включены 167 пациенток, проходившие обследование и лечение в ФГБУ “РНЦРР” Минздрава России (директор д.м.н., член.-корр. РАН, проф. Солодкий В.А) в период с 2002 по 2013гг. по поводу рака яичников.

Мы располагали всеми необходимыми клиническими, лабораторными данными и информацией о продолжительности жизни этих пациенток.

Критериями включения были впервые установленный и морфологически верифицированный (цитологически и гистологически) диагноз – рак яичников I-IV стадии, отсутствие мутации генов BRCA1,2, подписанное информированное согласие, общее состояние больного по шкале ECOG 0-1 балла (Eastern Cooperative Oncology Group).

В качестве критериев исключения были приняты положительные тесты RW или ВИЧ, возраст младше 18 лет, беременность, грудное вскармливание, алкогольная, наркотическая или лекарственная зависимость, неэпителиальные злокачественные опухоли яичников, тяжелое и крайне тяжелое состояние больных. К критериям исключения были также отнесены известные имеющиеся противопоказания к приему препаратов, указанные в аннотации: повышенная чувствительность к компонентам препарата;

наследственная непереносимость галактозы; дефицит лактазы; глюкозогалактозная мальабсорбция.

После сбора анамнеза и всестороннего предварительного обследования пациентки были распределены на две группы, третью группу–группу сравнения— составил архивный материал. Срок наблюдения за больными, включенными в исследовании, составил 5 лет (60 месяцев) или меньше в случае наступления летального исхода.

Во всех исследуемых группах использовался общепринятый вариант комбинированного лечения при различных формах РЯ, включающий стандартную лекарственную терапию ТР, ТС, DC, CP, CC, CAP и хирургическое вмешательство, подразумевающее экстирпацию матки с придатками вместе с субтотальной резекцией большого сальника и максимальным удалением диссеминированных опухолевых очагов.

При этом у пациенток в группе №1 (45 человек) стандартное комплексное лечение сопровождалось пероральным приемом индол-3карбинола в суточной дозе 400мг, в виде препарата «Индинол Форто» по 1 капсуле 2 раза в сутки, за 7-14 дней до начала терапии и на протяжении всего вышеуказанного периода наблюдения В группе №2 (62 человека) схема лечения была аналогичной, с той лишь разницей, что больные перорально получали дополнительно к индол-3карбинолу 400мг в сутки еще и эпигаллокатехин-3-галлат в дозе 280 мг в сутки.

В качестве группы сравнения была принята группа больных РЯ I-IV стадий (60 человек) (архивный материал), в схему лечения которых не были включены указанные препараты.

В стандартном случае интервал от момента постановки онкологического диагноза до начала специального лечения (ПХТ, хирургическое вмешательство, лучевая терапия) составлял 7-14 дней: этот период включал разнообразные клинико-лабораторные исследования преимущественно на амбулаторном догоспитальном этапе, поэтому прием препаратов I3C было наиболее удобно рекомендовать в этот промежуток.

Число пациенток, которым на первом этапе стандартной терапии была проведена НАПХТ в 1-й группе, составило 26 человек (57,7%), во 2-й группечеловек (61,3%), в группе сравнения 34 человека (56,7%). Медиана курсов неоадъювантной полихимиотерапи составила в группе №1 (I3C) 2 курса, в

Возраст больных РЯ в исследуемых группах варьировал от 23 до 84 лет и в среднем составил 53,8 ± 1,5 года В группе больных №1, получавших I3C в составе комплексной терапии, данный показатель составил 54,0±1,3 года. В группе больных №2, получавших сочетание I3C и EGCG в составе комбинированной терапии, средний возраст составил 52,7± 1,8 года. В группе сравнения, данный показатель составил 54,2±1,6 года. Данные о среднем возрасте в группах также представлены в таблице 1.

Распределение больных по возрасту в исследуемых группах приведено в таблице 2.

Таблица 2.

Распределение больных РЯ по возрасту в изучаемых группах.

При подробном анализе данных, представленных в таблице 2, выявлено, что распределение больных по возрасту в исследуемых группах было неоднородным, пик заболеваемости РЯ приходился на возрастной интервал 51-60 лет, достигая следующих значений: в группе №1 (I3C) – 37,8% (17 больных), в группе №2 (I3C EGCG) – 40,3% (25 больных), в группе сравнения – 31,7% (19 больных).

ПОДРОБНОСТИ:   Смесь Шевченко - рецепт от рака

Минимальные значения во всех группах отмечались в возрасте от 23-30 лет: в группе №1 (I3C) показатель составил 4,4% (2 пациентки), в группе №2 (I3C EGCG) 3,2% (2 пациентки), в группе сравнения- 3,3% (2 пациентки).

В возрастной группе от 41 года до 50 лет количество пациентов составило в группе №1 (I3C) – 20% (9 человек), в группе №2 (I3C EGCG) человек), в группе сравнения – 26,6% (16 человек), что было несколько выше показателей в интервале от 61 года до 70 лет: в группе №1 (I3C) – 17,8% (8 больных), в группе №2 (I3C EGCG) – 19,4% (12больных), в группе сравнения – 21,7% (13 больных).

В группе пациентов старше 70 лет ввиду их малочисленности число заболевших первичным РЯ оказались невысокими, составив в группе №1 (I3C) – 8,9% (4 пациентки), в группе №2 (I3C EGCG) – 3,2% (2 пациентки), в группе сравнения – 8,3% (5 пациенток).

Распределение больных по возрасту в исследуемых группах №1 – №2 и в группе сравнения достоверных различий не имеет.

Во всех исследуемых группах менструальная функция носила достаточно однородный характер распределения и не была статистически значима. Средний возраст менархе составил 12,6±1,4 лет, у большинства пациенток менструальный цикл установился сразу и не имел патологического характера. В группе №1 (I3C) количество женщин репродуктивного периода составило 28,9% (13 пациенток), в группе №2 (I3C EGCG) – 33,9% (21 пациентка), в группе сравнения 33,3% (20 пациенток).

113 больных (67,7%) находились в постменопаузальном периоде, из них 32 (28,3%) в группе №1, принимавших I3C, 41 (36,3%) в группе №2, принимавших сочетание I3C с EGCG, и 40 (35,4%) в группе сравнения. При этом срок наступления менопаузы в среднем во всех группах составил 51,2 ±1,9 лет. Длительность периода постменопаузы колебалась от 2 до 30 лет.

Рис.1. Распределение больных РЯ в исследуемых группах в зависимости от их среднего возраста и репродуктивного статуса.

Оценка генеративной функции и сопутствующих гинекологических заболеваний проводилась в каждом случае индивидуально, и не была обобщена ввиду своего минимального влияния на достижение конечной цели исследования.

При анализе сопутствующей экстрагенитальной патологии обследуемых пациенток, ввиду ее предполагаемой возможности косвенно оказывать влияние на показатель общей выживаемости, преимущественно отмечалось наличие ожирения, гипертонической болезни, заболеваний желудочнокишечного тракта, тем не менее достоверных различий в изучаемых группах в структуре экстрагенитальной патологии выявлено не было (таблица 3).

Распределение больных РЯ по стадиям процесса было достаточно однородным во всех группах и продемонстрировало высокую запущенность заболевания. В соответствии с имеющимися статистическими данными [25,26,78,79] у большинства больных РЯ, включенных в исследование, диагноз был установлен при распространенных стадиях заболевания.

Таблица 3.

Распределение больных РЯ в исследуемых группах в зависимости от экстрагенитальных заболеваний.

Заболевания органов 8 (17,8) 13 (20,97) 12 (20,0) сердечно-сосудистой системы (исключая гипертоническую болезнь, выделенную отдельным пунктом)

большого сальника выполнялась, в том числе, при наличии в анамнезе надвлагалищной ампутации матки. Больным муцинозным РЯ объем операции был расширен за счет выполнения аппендэктомии. Показанием к выполнению расширенных операций с удалением подвздошных, парааортальных, а при необходимости и паховых лимфоузлов было наличие их метастатического поражения (по результатам обследования).

Показанием к комбинированному оперативному вмешательству была резектабельность опухоли при поражении соседних органов или наличие остаточной опухоли, влияющей на нормальную функцию соседних органов, которую невозможно было удалить без резекции этих органов. Радикальность операции оценивалась по размеру остаточной опухоли.

Оптимальной циторедуктивной операцией считалась та, при которой остаточная опухоль отсутствовала, при этом уровень СА-125 мог быть повышен. Субоптимальной циторедуктивной операцией считалась та, при которой остаточная опухоль не превышала в наибольшем измерении 2см или имелась диссеминация по брюшине.

К неоптимальному хирургическому лечению относились те хирургические вмешательства, при которых остаточная опухоль превышала 2 см. При распространненых стадиях РЯ выполнялись как первичная циторедуктивная операция, которая предусматривает удаление максимально возможного объема опухоли и метастазов перед началом химиотерапии, так и промежуточная циторедуктивная операция, которая выполнялась после курса индукционной химиотерапии (обычно 2-3 курса).

Операция по типу «Second look» у больных, включенных в исследование, не выполнялась, в связи с тем, что она не приводит к повышению выживаемости. При локализованных рецидивах РЯ, возникших после комбинированного лечения выполнялась вторичная циторедуктивная операция. Больные с паллиативным хирургическим лечением первичного РЯ были исключены из исследования.

Циторедуктивная операция в наиболее возможном оптимальном объеме была проведена у 57,8% в группе больных РЯ №1 (I3C), у 58,1% в группе №2 (I3C EGCG) и в 55% случаев в группе сравнения. Субоптимальная

Химиотерапию пациентки получали как в адъювантном режиме в 100% случаев, так и в неоадъювантном режиме в 58,6% случаев.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ.

• Прием препаратов на основе I3C и его сочетания c EGCG необходимо назначать больным РЯ заблаговременно до начала стандартной комбинированной терапии (не менее чем за 7—14 дней) и далее в пролонгированном режиме в процессе ее проведения и после завершения.

• Применение препаратов на основе I3C в составе стандартной комбинированной терапии РЯ доказало свою эффективность, тем не менее представляется более целесообразным использование препарата на основе сочетания двух компонентов— I3C и EGCG.

1.Ашрафян, Л.А. Спорадический рак яичников: вероятная модель патогенеза./Л.А.Ашрафян// Журнал акушерства и женских болезней.–2012.-Т.LXI № 4– С. 3-10.

2.Ашрафян, Л.А. Опухоли репродуктивных органов (этиология и патогенез)./ Л.А. Ашрафян, В.И. Киселев—М. : Димитрейд График Групп, 2008.—216с.

3.Ашрафян, Л.А. Систематические ошибки в лечебных подходах к раку яичников./ Л.А.Ашрафян, В.И.Киселев, Е.Л.Муйжнек и др. //Практическая онкология.—2014.—Том 15,№4.—с.186-195.

4.Ашрафян, Л.А. Патогенетическая профилактика рака репродуктивных органов./ Л.А. Ашрафян, В.И. Киселев, Е.Л. Муйжнек – М.: Димитрейд График Групп, 2009.—176с.

Молодая гвардия, 2015.—96с.

6.Беришвили, А.И. Хирургическое лечение рака яичников 3-4 стадии/ Беришвили, А.И., Кузнецов В.В., Горбунова В.А и др.// Вестник хирургии им. И.И. Грекова.– 2002.—Том 161, №1.—С. 48-50.

7.Блюмберг, А.Г. Диссеменированные формы рака яичников (лечение и факторы прогноза): Дисс. докт. мед. наук./ Блюмберг, А.Г –М., 2002.—287c.

Медицинское информационное агентство, 2007.—304 с.

9.Важенин, А.В, Жаров А.В, Шимоткина И.Г.Актуальные вопросы клинической онкологии. Практическое руководство. 1-е издание/ А.В Важенин, А.В. Жаров, И.Г. Шимоткина—М.:СТРОМ, 2010.—128 с.

10.Васильев, Ю.М. Соединительная ткань и опухолевый рост в эксперименте./Ю.М.Васильев—М.: Медгиз, 1961г—139с.

11.Винокуров, В.Л. Рак яичников: закономерности метастазирования и выбор адекватного лечения больных./ В.Л.Винокуров.–Спб.: Фолиант, 2004.—336с.

12.Высоцкий, М.М. Рак яичников. Новое в патогенезе спорадического рака яичников./ Высоцкий, М.М.//Проблемы репродукции.—2011.–№2.—С.25— 29.

13.Гарин, А.М. Эволюция и революционные события в онкологической науке в конце XX—и первом десятилетии XXI века./А.М.Гарин// Актуальные вопросы онкологии. Вестник РАМН.—2012–№3.–С. 32-36.

14.Гарин, А.М. Краткая история лекарственной терапии опухолей. Пока это третий метод лечения рака / А.М. Гарин, И.С. Базин // Эффективная фармакотерапия. Онкология, Гематология и Радиология.—2013.–№3.–C.8-Гарин, А.М. Таргетная терапия солидных опухолей / А.М. Гарин, И.С.

Базин // Лекарственная противоопухолевая терапия: Альманах. — 2010. С.16-49.

В.А, Хохлова С.В. Изменение подхода к лечению

16.Горбунова, платиночувствительных рецидивов рака яичников./ В.А Горбунова, С.В.

Хохлова// Современная онкогинекология.– 2011.–№1.-С. 26-32.

17.Горбунова В.А, Роль топотекана в лечении рецидивирующего рака яичников: особенности и перспективы еженедельного режима введения./ В.А Горбунова, С.В. Хохлова// Русский медицинский журнал.–2009.–№13.-С.870-873.

М.И., Аксель Е.М. Статистика злокачественных

18.Давыдов, новообразований в России и странах СНГ в 2012г./ М.И. Давыдов, Е.М.Аксель—М.: Издательская группа РОНЦ, 2014—175с.

19.Давыдов, М.И. Анализ причин смертности населения России /М.И.

Давыдов, Д.Г. Заридзе, А.Ф. Лазарев и др.// Вестник РАМН. – 2007. – № 7. – С. 17–27.

20.Демидчик, Ю.Е. Современные возможности прогнозирования результатов лечения рака яичников.// Ю.Е.Демидчик, Е.Н Майсеня, С.Е.Шелкович.//Вестник ВГМУ. —2013.—Т.12№4.—С.106—113.

А.В. Результаты комплексного лечения больных с

21.Жаров, распространенными формами рака яичников с включением в схему терапии препарата промисан./А.В. Жаров, Г.Р. Кравченко, Л.Ф. Чернова и др.//Опухоли женской репродуктивной системы.—2011.–№2.—С.83.—88.

22.Жордания, К.И. Некоторые аспекты хирургического лечения рака яичников / К.И.Жордания // Практическая Онкология.– 2000. – №4. – С.19Жордания, К.И. Рак яичников: стандарты лечения/ К.И. Жордания // Вместе против рака (врачам всех специальностей).– 2008.–№3.–С.55-67.

К.И. Два пути развития серозного рака яичников/

24.Жорданиа, К.И.Жорданиа, А.Г.Паяниди, Е.В. Калиничева // Онкогинекология.– 2014.-С42-48.

Н.В. Почему таргетные препараты неэффективны или

25.Жуков, малоэффективны при использовании в адъювантном режиме? / Н.В. Жуков// Практическая онкология.—2014–Том15, №2.—C.66-74.

26.Заридзе, Д.Г. Профилактика рака. Руководство для врачей./ Д.Г.

Заридзе— М.: ИМА-Пресс, 2009. — 224 с.

27.Имянитов,Е.Н. Общие представления о наследственных опухолевых синдромах/Е.Н.Имянитов //Практическая онкология.—2014.—Т. 15, №3С. 101

28.Каприн, А.Д. Злокачественные новообразования в России в 2013 году (заболеваемость и смертность)/ / А.Д. Каприн, В.В. Старинский, Г.В.

Петрова.—М.: ФГБУ «МНИОИ им. П.А. Герцена» Минздрава России.-c.

29. Каприн, А.Д. Состояние онкологической помощи населению России в 2013году./ А.Д. Каприн, В.В. Старинский, Г.В.Петрова.– М.:ФГБУ«МНИОИ им.П.А.Герцена» Минздрава России, 2014.—250c.

В.П. Клиническая онкология. Руководство для

30.Козаченко, врачей./В.П.Козаченко—М.: Медицина, 2005.—376 с.

31. Кормош, Н.Г. Тактика и результаты лечения больных рефрактерным раком яичников/ Н.Г. Кормош, К.П. Лактионов//Опухоли женской репродуктивной системы—2011–№1—С.34—40.

32. Корнеева, И.А.Современные подходы к оценке эффективности лечения опухолей репродуктивной системы с использованием критериев RECIST, GCIG./ И.А Корнеева, Е.Г.Новикова, Н.А.Рубцова и др.//Российский онкологический журнал—2012–№3– С.54-56

33. Корнеева, И.А. Эволюция взгляда на маркерный рецидив рака яичников/И.А.Корнеева, Е.Г.Новикова, Н.С. Сергеева //Онкология. Журнал им.П.А.Герцена—2013.—No. 4.—С. 73—80.

34. Кушлинский, Д.Н Рак яичников и матриксные металлопротеиназы./ Д.Н.

Кушлинский, И.В.Терешкина, Н.В Левкина// Технологии живых систем.— 2013.–10(4).—C.3—18.

35. Максимов, С.Я. Клинические особенности BRCA-позитивного рака яичников./ Максимов, С.Я, Е.Н.Имянитов, К.Д.Гусейнов и др. //Сибирский онкологический журнал—2013–№ 6 (60)–C.14-19.

36. Манухин, И.Б. Роль молекулярно-биологических факторов в патогенезе опухолей яичников и выборе объема хирургического вмешательства/ И.Б.Манухин, Н.Е. Кушлинский, М.М. Высоцкий и др. // Вопр. гинекологии, акушерства и перинатологии.– 2006–№3.– С27-32.

37. Мелько, А.И. Роль неоадъювантной химиотерапии в комбинированном лечении рака яичников IV стадии/ А.И. Мелько, Л.А. Ашрафян, Е.Ф. Кира и др.//Вестник Национального медико-хирургического Центра им.Н.И.Пирогова.—2006.—Т1.–№1.–С-104-107.

38. Мерабишвили, В.М. Онкологическая статистика (традиционные методы, новые информационные технологии): Руководство для врачей. Часть I.

Издание второе,дополненное./ В.М. Мерабишвили—Спб.:. Коста, 2015. — 223с.

39. Молчанова, С.В. Диссеминированный рак яичников: возможности хирургического лечения (обзор литературы)./ С.В. Молчанова, Л.А.Коломиец //Сибирский онкологический журнал—2014–№ 5–С. 54-59.

автореферат дис.канд. мед. наук/Е.Ю.Московская –М., 2014. – 22с.

41. Новикова, Е.Г. Причины, диагностика и лечение рецидивов рака яичников. Обзор литературы и анализ собственных данных./ Е.Г.Новикова, Е.Ю.Московская.//Онкология.—2015.–№3.—С.59—67.

42. Овчинникова, О. А. Роль метаболического синдрома в патогенезе рака молочной железы и возможности его коррекции: дис. кандидата медицинских наук/ О. А Овчинникова.—М., 2012.—104с.

43.Онищенко, Г.Г. Первичная профилактика рака в условиях современной России. Сборник информационно-методических писем. О роли первичной профилактики рака в борьбе со злокачсетвенными новообразованиями./ Г.Г.

Онищенко, А.П. Ильницкий// Информационно-методическое письмо № 01/8979.–2011.—С.1–34.

44. Переводчикова, Н.И. Руководство по химиотерапии опухолевых заболеваний. 3-е изд., доп. и пер. — М.: Практическая медицина, 2011. — С.512

45.Покатаев, И.А. Ретроспективный анализ эффективности химиотерапии при платинорезистентном и платинорефрактерном раке яичников./ И.А.Покатаев и др.//Вестник РОНЦ им. НН. Блохина РАМН.—2009.—Т.20, №2..—С.34—40.

46. Покатаев, И.А. Роль таргетных препаратов в терапии рака яичников/ И.А.Покатаев, С.А. Тюляндин// Эффективная фармакотерапия. Онкология, Гематология и Радиология.—2013– №3—С.25—32.

47. Пристман,Т.Дж. Практическая химиотерапия злокачественных опухолей./ Т.Дж. Пристман. Перевод с английского под ред. Гарина А.М., М.: 2011.

48. Рожкова, Н. И. Комплексное аллопатическое и гомеопатическое лечение мастопатий./ Рожкова, Н. И., Бурдина Л. М., Сметник В. П. и соавт.// Вестник Российской ассоциации радиологов—2009– № 1—С. 148–152.

49. Рожкова, Н. И., Меских Е. В. Оценка эффективности препарата индинол при лечении различных форм мастопатии. Организационные, медицинские и технические аспекты клинической маммологии./ Н. И. Рожкова, Меских Е.

В// Матер. 5 Всерос. научно-практ. конф. с междунар. участием. М., 2007.— С. 149–152.

50. Румянцев П.О., Саенко В.А., Румянцева У.В., Чекин С.Ю.

Статистические методы анализа в клинической практике. //Проблемы эндокринологии. 2009.–N6.–С.48—56.

51. Саранцева, О.С Первичная и приобретенная химиорезистентность клеток рака яичников к цитостатикам разных классов: автореф. дис. канд. биол.

наук:14.00.14/ О.С.Саранцев; МНИОИ им.П.А.Герцена.—М.: 2001.—C.120.

Стенина, М.Б. Спорные вопросы в лечении рака яичников./ 52.

М.Б.Стенина//Трудный пациент.—2006.–№11—Онкология.—С.98-105.

53. Сухарева, Е. А Опыт применения индол-3-карбинола в лечении доброкачественных дисплазий молочных желез./ Е. А Сухарева, Л. А.

Пономарева, С. В. Козлов.// Лечащий врач—2012–№7.

54. Сухих, Г.Т. Скрининг и ранняя диагностика гинекологического рака.// Г.Т. Сухих, В.А. Солодкой, Л.А.Ашрафян и др. М.: Молодая гвардия, 2011.с

55. Тупицын, Н.Н. Циркулирующие и диссеменированные раковые клетки при раке молочной железы./ Н.Н Тупицын.//Фундаментальная онкология.

You May Also Like

Adblock detector