Лечение рака предстательной железы в Беларуси

«Белорусские лекарства в структуре онкологических заболеваний составляют где-то около 40%»

— Рак какой локализации самый распространенный в Беларуси?

— У мужчин на первое место еще в 2013 году вышел рак предстательной железы и до сих пор его стойко занимает. Это 20% всех опухолей у мужчин. У женщин на первом месте рак молочной железы — 22−25% заболевших. Так вот это неслучайно. Эти раки очень похожи друг на друга. Это гормонозависимые опухоли, связанные с нашим образом жизни: чем лучше мы живем, тем больше их будет.

Меняется образ жизни, женщины реже и позднее рожают, используют гормональные средства, практически не кормят грудью, допускают аборты. Это ужасная гормональная перестройка для организма, причем резкая и не физиологичная. И все это вместе способствует возникновению опухоли молочной железы. Плюс сюда надо добавить неправильное питание, малоподвижный образ жизни, ожирение. У этой опухоли также высокий уровень наследственной предрасположенности.

У рака простаты практически те же причины: нарушение питания, малоподвижный образ жизни, гормональные перестройки, связанные с возрастом.

Также косвенное увеличение заболеваемости возникает за счет того, что стала лучше диагностика. Ряд опухолей предстательной железы не выявлялись, пока не появился анализ на ПСА (ПСА — простатический специфический антиген. Он вырабатывается предстательной железой в организме мужчины. Если антиген повышен, то это может говорить о каких-то воспалительных процессах или раке. — Прим. TUT.BY).

И чем шире мы его используем, тем больше выявляем маленьких опухолей. А учитывая, что эта опухоль медленно растет, то раньше ее вообще редко выявляли. И сейчас стоит задача даже уменьшить выявление рака предстательной железы. Я, может быть, крамольную вещь говорю, но если мужчина регулярно определял у себя ПСА и он был нормальный, то после 70 лет, если мужчину ничего не беспокоит, ему надо запретить сдавать эти анализы.

— Почему?

— Потому что от момента появления первых раковых клеток в предстательной железе до момента, когда человека начнет что-то беспокоить, в среднем проходит 39 лет. Если у него выявят локальный рак простаты в 75−80 лет, кроме психологической травмы, ничего не будет. Будем мы его лечить — не будем, он доживет до 100 лет без всяких наших воздействий.

Лечение рака предстательной железы в Беларуси

— Когда вы говорили про рак груди, что имели в виду под гормональными препаратами?

— Есть много всяких лекарств, которые используются, например, во время климактерического периода, чтобы улучшить самочувствие. Потенциально эти вещи обладают стимулирующим действием на молочную железу и теоретически могут приводить к возникновению опухоли. Не надо этого бояться, надо просто наблюдаться у врача. Для этого есть хорошее исследование — рентгеновская маммография. Ее надо делать с 45−50 лет до 70.

После 70 лет не надо делать, опять же, по той же самой причине, что и мужчинам анализ на рак предстательной железы. Но это только в тех случаях, если женщина регулярно обследовалась и у нее все было нормально. Если там теоретически и может возникнуть маленькая опухоль, то она не приведет к серьезным проблемам в течение предстоящей жизни.

— Оральные контрацептивы также воздействуют на молочную железу?

— Нет, современные оральные контрацептивы более избирательного действия. Но тем не менее теоретически и они могут повышать риск. И женщины, которые принимали оральные контрацептивы в течение своей жизни, с 50 лет в обязательном порядке должны наблюдаться.

— А если не делить по полу, то какой рак занимает у нас первое место по уровню заболеваемости?

— Колоректальный — рак толстой кишки.

— С чем это связано?

— С хорошим образом жизни: появилось больше мяса, люди стали его употреблять, где надо и не надо, готовят его неправильно — в основном жарят, огромное количество фастфуда, малоподвижный образ жизни. Это все стимулировало резкий рост колоректального рака. И так во всем мире в развитых странах.

По колоректальному раку тоже началось внедрение программы скрининга. Есть два метода его выявления. Первый: определение кала на скрытую кровь. Это специальный анализ, и сейчас реактивы для него есть и в аптеках, и в некоторых лечебных учреждениях, там, где идет программа скрининга, раздаются бесплатно. Реагенты не требуют специальной подготовки перед анализом. Это тоже облегчает ситуацию.

Но дело в том, что анализ кала на скрытую кровь выявляет только рак, а не полипы, из которых этот рак может возникнуть. Полипы можно увидеть во время колоноскопии, когда под анестезией врач полностью смотрит кишечник пациента. Делать такое исследование надо начиная с 50 лет раз в десять лет, а если были родственники, больные колоректальным раком, то с 40 лет.

ПОДРОБНОСТИ:   Медикаментозное лечение рака же

— Но мы не можем это сделать.

— Не можем, поэтому мы используем параллельно два метода — берем анализ кала на скрытую кровь при ранней диагностике и рекомендуем проходить с 50 лет колоноскопию. Если во время последней найдут полипы, то надо сделать эндоскопическую операцию и их удалить. Человек поправится за считаные дни. Уже через несколько дней после операции он сможет приступать к работе.

Но если колоректальный рак запущен, то лечение страшное — с выведением кишки в бок, когда используют калоприемники, с резекцией (частичное удаление. — Прим. TUT.BY) жизненно важных органов, в первую очередь печени, при этом тяжелая химиотерапия.

Лечение рака предстательной железы в Беларуси

— Нельзя делать колоноскопию всем, потому что не очень приятная процедура и люди не будут на нее соглашаться?

— Сейчас все изменилось, и во время процедуры человек не ходит голышом по кабинету. Он надевает специальные трусики из бумаги с небольшой дырочкой в области ануса, которые можно купить или самому, или они есть в лечебных учреждениях. Затем для анестезии ему делают в вену укол. Человек ничего не чувствует, спит.

Поэтому на юбилей в 50 лет я бы всем дарил направление на колоноскопию.

— Значит, нельзя делать колоноскопию всем, потому что дорого?

— Потому что необходимо серьезное оборудование и соответствующие условия для процедуры.

К сожалению, не все колоноскопические кабинеты оборудованы в соответствии с требованиями для анестезии. Надо, чтобы человек был полностью обследован: нужно проверить сердце, сделать анализы крови и ее свертываемости. Кабинет должен быть полностью подготовлен для дачи наркоза, должны быть подведены газы для обезболивания и кислород. Во время процедуры должен присутствовать анестезиолог.

Это целая система, которая требует и очень серьезных затрат, и чаще всего эту процедуру стараются не делать амбулаторно, потому что она серьезная. Нельзя просто с улицы взять человека и сделать ему колоноскопию.

— Лечат все виды рака?

— Да, но с различной эффективностью. Есть рак, который хорошо поддается лечению, и агрессивный, который даже при первой стадии может привести к смерти. К таким высоко агрессивным ракам я бы отнес рак поджелудочной железы и печени. При этих опухолях в течение года от постановки диагноза умирает 60−80% больных.

— Можно ли в Беларуси лечиться от рака качественно и при этом бесплатно?

— Да. У нас все лечение, которое включено в стандарт, бесплатно. Но сейчас появились лекарства от некоторых опухолей, которые считаются суперсовременными. Они увеличивают продолжительность жизни в среднем на четыре-пять месяцев, но при этом их стоимость превышает 10 тысяч долларов в месяц. Некоторые из этих лекарств на стадии изучения.

в белоруссии лечение рака

В наших стандартах учтены те лекарства, которые серьезно влияют на продолжительность жизни и продлевают ее в среднем больше, чем на полгода. Государство может обеспечить людей этими лекарствами. И наши стандарты полностью соответствуют европейским.

— Какой процент белорусских лекарств мы используем при лечении рака?

— Лекарства для химиотерапии практически все уже белорусского производства. Таргетные препараты отечественного производства, которые воздействуют на конкретную генетическую мутацию, стали широко использовать только в этом году.

В общей массе белорусские лекарства в структуре онкологических заболеваний составляют где-то около 40%.

— Но насколько белорусские лекарства эффективны?

— Они мало чем отличаются, потому что это либо дженерики, которые имеют ту же самую формулу, как и аналог, либо в них приобретенное в высокоразвитой стране действующее вещество. Просто некоторые вещи не имеет смысла разрабатывать у себя, потому что дешевле купить. Субстанцию купили, а все остальное сделали у нас: добавили наполнители, растворители, упаковали в ампулы.

Разрабатывать свои таргетные лекарства практически не может ни одна такая страна, как Беларусь. Потому что на создание одного лекарства надо потратить от 1 до 10 млрд долларов и около 15 лет.

— Какие новые методы лечения мы сегодня используем?

— Все как и в других странах. В лечении от рака есть три кита: хирургия, лучевая терапия и химиотерапия. В хирургии два суперсовременных направления. Один связан со скринингом, когда выявляются маленькие опухоли и не надо делать огромные операции. В этом случае мы в основном делаем малоинвазивные эндоскопические операции. То есть можно уничтожать маленькие опухоли, серьезно не повреждая орган.

Второе направление — максимально расширенные операции с резекцией печени, позвоночника, мозга в случае запущенной формы рака. Все равно такие формы, несмотря на скрининг, будут выявляться, потому что часть людей просто не захочет в скрининге участвовать.

Стоимость лечения в Беларуси

Стоимость услуг в Белорусских медучреждениях – один из основных факторов, привлекающих в эту страну медицинских туристов. Лечение в республике могут позволить себе все желающие. Невысокие цены и хорошие показатели излечиваемости привели к тому, что в клиниках Белоруссии около 50% – пациенты из-за рубежа.

ПОДРОБНОСТИ:   Янтарная кислота при лечении рака

Если вы нуждаетесь в информации о точной стоимости лечения того или иного заболевания в одной из передовых белорусских клиник, свяжитесь с нами при помощи онлайн формы, и мы предоставим эти сведения.

«На все программы скрининга рака в год выделяют примерно 20 млн долларов»

— Как скрининг помогает снизить смертность от рака в Беларуси?

— Широкомасштабное внедрение скрининга началось только сейчас, буквально с прошлого года, до этого проводились пилотные проекты. Пилотный проект по раку предстательной железы начали раньше, поэтому я могу приводить данные. До 2010 года у нас было ежегодное увеличение смертности от рака предстательной железы на 10%.

— А как помогают программы по другим видам рака?

— От начала программы скрининга до снижения смертности должно пройти 7−10 лет, а мы проекты только недавно запустили. Поэтому мы можем опираться на статистику других стран. Например, они показали, что по раку молочной железы можно благодаря скринингу по всей стране снизить смертность примерно на 30%.

— У нас проводят скрининг для пяти видов рака: шейки матки, молочной железы, колоректального рака, раков предстательной железы и легкого. Это связано с количеством заболевших?

— Да, во-первых, это самые распространенные опухоли, и, во-вторых, для этих опухолей скрининговые программы доказали свою эффективность. Например, скрининг меланомы не показал эффективность даже в тех странах, где она очень распространена. Хотя вроде элементарно: раздел человека, посмотрел и выявил.

В некоторых странах, например, в США, доказана эффективность программы скрининга рака легкого у курильщиков с помощью низкодозной компьютерной томографии. И мы начинаем пилотный проект в Минском районе по такому принципу. Посмотрим, будет он эффективен в Беларуси или нет.

У нас оказалась высоко эффективной программа скрининга рака предстательной железы. И мы в жаркой борьбе с другими странами это все делали. Нам эксперты Всемирной организации здравоохранения открыто запрещали проводить скрининг рака предстательной железы, считали, что это неэффективная программа. Она показала свою неэффективность в США, где практически все мужчины сами у себя определяют уровень ПСА без всякого скрининга. И, ссылаясь на эти данные, эксперты говорили, что скрининг не нужен.

Но у наших мужчин другой менталитет. К врачу они идут, только когда их что-то беспокоит. А для рака предстательной железы это уже поздно. Мы видели, что у нас скрининг рака простаты эффективен, поэтому и проводили. Сейчас оказалось, что истинные данные в США были искажены. Это всплыло только в 2016 году, и когда все обнародовали, был большой скандал.

— Скрининг затрагивает только определенные группы людей, но не направлен на все население. Есть ли смысл использовать его для всех?

— В этом нет никакого смысла. Поэтому для каждого скрининга определяется группа риска. Она может быть определена по возрасту или образу жизни. В отношении курильщиков понятно, что скрининг рака легкого им показан. А все население проводить через компьютерную томографию не нужно, потому что риск возникновения рака легкого у людей, которые не курят, минимален.

То же самое по всем остальным заболеваниям — есть определенный возраст, когда это все обосновано, рассчитано, насколько будет эффективной программа.

Что касается всего остального населения, то здесь необходима ранняя диагностика. То есть, если человека что-то забеспокоило, он не должен сидеть и ждать, пока у него ноги подкосятся и его на носилках принесут в больницу. Он должен идти и обследоваться. Вот это действительно обосновано. Ведь если в моче появилась кровь и сразу пропала, это не значит, что человек выздоровел. Ему надо немедленно бежать к врачу.

— В какую сумму государству обходится одна программа скрининга?

— На внедрение всех программ скрининга в год выделяют примерно 20 млн долларов. Это больше, чем достаточно. Дай бог их использовать.

— Это говорит о том, что страна заинтересована в программах скрининга?

— Конечно. Это выгодно для страны. Мы посчитали, что выявить один случай рака предстательной железы стоит 176 долларов. Для этого надо, чтобы 100 человек сдали анализ крови на ПСА, примерно четырем из них надо будет сделать биопсию, и у одного мы выявим рак.

Фото: Максим Слижевский, TUT.BY

Лечение начальной стадии рака предстательной железы в среднем стоит 1,5 тысячи долларов. Лечение местно распространенного рака, когда опухоль проросла за пределы капсулы, стоит уже 5 тысяч долларов, а лечение рака простаты с метастазами — 10 тысяч долларов в год, и лечить его надо постоянно, пока человек живет.

ПОДРОБНОСТИ:   Читать книгу Лечение желудочно-кишечного тракта по Болотову Бориса Болотова : онлайн чтение

Что предлагают своим пациентам белорусские врачи

В химиотерапии появились таргетные препараты, которые направлены на определенную генетическую мутацию. Потому что рак — это генетическое заболевание. Этих мутаций, к сожалению, обычно несколько, поэтому приходится лекарство комбинировать. Сегодня уже известно около 600 таких таргетных препаратов. Один широко используется, другой — на стадии изучения, третий — только разрабатывают.

Плюс в онкологии появились новые направления. Это фотодинамическая терапия — очень щадящий метод, в котором используют белорусское, кстати, лекарство, и оно одно из самых лучших в мире. Это фотосенсибилизатор. Его вводят в кровь, и он избирательно накапливается в опухолевой ткани, а затем, при облучении лазером определенной длины волны, клетки, накопившие это лекарство, погибают.

Мы уже давно начали использовать этот метод при опухолях кожи и таких мест, где сложно сделать операцию, например на крыле носа или веке. Благодаря этому методу удается провести процедуру с хорошим косметическим эффектом. Если использовать его при начальной стадии рака шейки матки, то женщина потом даже может рожать.

Еще один новый метод — гипертермия. Организм человека нагревают обычно до 42 градусов и выше либо локально, либо все тело при множественных метастазах и вводят химиопрепарат. Он в таком случае лучше действует.

Также развивается иммунотерапия. Самое современное — это производство вакцин. В том числе у нас в лаборатории мы проводим научные исследования по этому направлению. В чем суть? Из опухоли выделяют антиген, а у человека берут клетки иммунной системы и помещают рядом с этим антигеном. Они его распознают и становятся иммунокомпетентными. Дальше эти клетки размножают в искусственных условиях и вводят человеку. Они набрасываются на эту опухоль и начинают ее уничтожать.

— То есть универсальной таблетки от рака не будет?

— В ближайшее время нет, потому что рак — очень сложное заболевание. Крайне сложное генетически, тут вовлечены не десятки, а сотни различных генов, а между ними разные связи — сигнальные пути. Причем каждая опухоль по-своему протекает. Но мы же оптимисты и все-таки верим, что что-то найдут общее для всех опухолей.

Белорусские специалисты постоянно расширяют перечень оказываемых услуг, дополняя их сложными миниинвазивными методиками, благодаря которым пациенты получают качественное и результативное лечение.

Так, Белоруссия известна передовыми вмешательства на магистральных сосудах и сердце, к которым относятся:

  • Вживление искусственных желудочков;
  • Трансплантация аорты, сосудов и сердца;
  • Хирургическое лечение нарушений ритма сердца.

Много пациентов обращаются в Белоруссию для лечения рака в Минске – в республиканский онкологический центр Александрова. Это ведущее научно-исследовательское и лечебное учреждение республики, специализирующееся на лечении злокачественных новообразований, а также разработке и внедрении в медицинскую практику передовых методов борьбы с ними.

Лечение рака в онкоцентре Александрова известно на весь мир благодаря применению инновационных методов, таких как термохимиотерапия, фотодинамическая терапия, пересадка костного мозга и др. Каждый день специалисты онкологической клиники доказывают пациентам, что рак излечим, если грамотно подойти к его лечению.

Опухоли головного мозга, болезнь Паркинсона, аневризмы в Белоруссии лечат при помощи стереотаксических хирургических методик, невралгию тройничного нерва – методом ризотомии.

Пациенты, приехавшие в Белоруссию для лечения травматологии и ортопедии, имеют уникальную возможность получить высококачественное лечение – эндопротезирование тазобедренных, коленных, плечевых и голеностопных суставов.

При офтальмологических заболеваниях пациенты, приезжающие в Беларусь, лечатся передовыми методами. Здесь проводятся:

  • Факоэмульсификация – микрохирургическое вмешательство для лечения катаракты;
  • Лазерные операции при ретинопатии у недоношенных детей;
  • Трансплантация роговицы.

Фото: Максим Слижевский, TUT.BY

Семейные пары, страдающие бесплодием, имеют возможность пройти процедуру экстракорпорального оплодотворения в репродуктивных центрах Белоруссии. Показатели лечения в Минске бесплодия не уступают ведущим зарубежным клиникам.

После лечения заболеваний пациенты Белорусских клиник имеют возможность пройти качественную реабилитацию и восстановить двигательные функции на передовой высокотехнологичной аппаратуре.

Следует отметить, что Белоруссия – единственная среди стран бывшего СНГ имеет действующий спелярий.

You May Also Like

Adblock detector